Принципы профилактики вич инфицирования

Принципы профилактики вич инфицирования

Принципы профилактики ВИЧ-инфекции

(информация для журналистов, подготовленная и опубликованная организацией «Возвращение» в 1999 году)

За 20 лет с начала эпидемии СПИДа в мире заразились вирусом иммунодефицита человека более 50 миллионов человек. ВИЧ-инфекция уже унесла жизни более 16 миллионов взрослых и детей. Цифры эти постоянно меняются, поскольку каждый день в мире 16 тысяч человек инфицируются смертельным вирусом.

По оценкам эпидемиологов около 95% ВИЧ инфицированных людей живут в развивающихся странах; отмечено, что в более чем 80 странах одним из основных путей передачи вируса от зараженного человека к здоровому является внутривенное употребление наркотиков. Это – самый стремительный способ распространения эпидемии ВИЧ, и, к сожалению, Россия и бывшие советские республики «избрали» именно его. В 1999 году самый значительный рост темпов распространения ВИЧ-инфекции на планете был зарегистрирован именно в странах бывшего СССР, где количество новых случаев инфицирования в течение года возросло более чем на треть. В России около 90% всех заражений приходится на молодых людей в возрасте 18-25 лет, основная часть которых – потребители инъекционных наркотиков.

Может быть, мы уже упустили время, опоздав с профилактической работой, и нам осталось лишь подсчитывать свои потери?

К счастью, опыт многих стран показывает, что и в сложнейших условиях, когда эпидемия СПИДа развивается на фоне эпидемии наркомании, наступлению вируса можно успешно противостоять. В результате внедрения эффективных форм профилактики распространенность ВИЧ-инфекции среди наркозависимых может остаться на низком уровне или даже снизиться.

Специалисты Всемирной организации здравоохранения сформулировали принципы профилактики ВИЧ-инфекции среди лиц, применяющих наркотики. Их пять, и они просты для понимания.

Информационная работа и образование.

Обеспечение легкой доступности социальных служб и служб здравоохранения.

Активная работа среди лиц, вводящих наркотики путем инъекций.

Обеспечение наркозависимых стерильными инъекционными инструментами и дезинфицирующими материалами.

Предоставление лицам, вводящим наркотики путем инъекций, возможности получать заместительную терапию.

Ни один из этих принципов пока, к сожалению, в России в должной мере не применяется, несмотря на то, что эпидемия ВИЧ-инфекции разрастается небывалыми темпами.

ВИЧ-инфекция паразитирует на эпидемии наркомании!

Первый принцип профилактики звучит, напомним, так: ИНФОРМАЦИОННАЯ РАБОТА И ОБРАЗОВАНИЕ (заметим, что этот принцип – первый не только по порядку, но и по своей значимости).

Обращение специалистов ВОЗ к журналистам в данном случае может показаться парадоксальным. ВИЧ-инфекция, как мы знаем, распространяется среди наркозависимых, и они, безусловно, являются главной целевой группой, на которую должны быть направлены все усилия общества по профилактике заражений этой страшной болезнью. Но надо учитывать, что потребители наркотиков – тяжелобольные люди, с измененным восприятием, сосредоточенные на решении своих сиюминутных проблем – вряд ли будут, например, читать периодику, а если и прочтут, то не воспримут прочитанное и, тем более, не внесут никаких изменений ни в свое поведение, ни в свою жизнь. Казалось бы, журналисты тут бессильны, но, тем не менее, Всемирная организация здравоохранения считает, что именно они должны стать сотрудниками специалистов, более того – их партнерами, в работе по предотвращению распространения эпидемии ВИЧ-инфекции среди населения.

Попробуем разобраться в этом парадоксе и доказать, что специалисты ВОЗ, безусловно, правы.

ВИЧ – поистине таинственная инфекция: с одной стороны все давно знают, какими путями происходит заражение смертельным вирусом, и то, что способы передачи инфекции достаточно сложны (слава Богу, воздушно-капельного среди них нет). Тем не менее, вирус победно расползается по всей планете. Почему?

Любая эпидемия, несомненно, развивается по своим законам, а эпидемия ВИЧ/СПИДа в разных частях света ведет себя по-разному. Однако мировое сообщество отмечает несколько факторов, четко влияющих на ее «успешное» развитие. Среди них, например, миграция населения – спасающегося от войны или ищущего работы. Жизнь в постоянном страхе и условиях стресса, когда сам факт заражения ВИЧ выглядит более отдаленным, чем, смерть от руки террориста. Люди, проживающие в условиях боевых действий, и беженцы не могут контролировать опасность инфицирования, если принять во внимание, что к сексу часто их принуждают насильно.

Благоприятны для распространения вируса, разумеется, низкий уровень жизни людей и отсутствие легкодоступной и бесплатной медицинской помощи.

Наконец, благоприятные, просто тепличные условия для развития эпидемии ВИЧ-инфекции создает эпидемия наркомании: даже прекрасно информированный о путях заражения вирусом иммунодефицита потребитель наркотиков может пренебречь всеми своими познаниями в поисках необходимой дозы наркотика, в то время как здоровый член общества, способный уберечь его от рискованных поступков, часто смотрит на него как на преступника. А кто будет спешить на помощь преступнику?

Таким образом, в России и странах бывшего Советского Союза, с обнищавшим населением, и сформированным отношением здоровой части общества к потребителю наркотиков как к преступнику, существуют благоприятные условия для победного шествия эпидемии ВИЧ-инфекции.

К этому можно добавить нередкие примеры настоящей «СПИДофобии», когда здоровые, не думая о том, что в условиях эпидемии они могут быть сами заражены, отторгают инфицированных, боясь заразиться, не подают им руки, выгоняют с работы, из семьи (что часто случается с инфицированными потребителями наркотиков), отказывают в медицинской помощи, умершего от СПИДа перед захоронением засыпают хлорной известью, а пришедшим проститься с ним родственникам предлагают …противогазы (это вполне реальная история, рассказанная нам в одном из крупных сибирских городов).

Похоже, Россия как и все постсоветские страны, имеет все шансы получить эпидемию ВИЧ-инфекции, развивающуюся стремительно, неконтролируемо и необратимо.

Что могут сделать в этих условиях рыцари пера, когда кажется, что рассказывать людям о методах профилактики уже бесполезно?

Мы уже говорили о том, что эпидемия ВИЧ-инфекции в России следует по пятам за эпидемией наркомании: первая в каком-то смысле паразитирует на второй, входит в уже открытые двери и становится хозяйкой положения, отвлекая на себя внимание общества. Именно в этот момент происходит своеобразная подмена: вместо необходимого объединения усилий специалистов двух областей – наркологов и инфекционистов – для решения общей задачи происходит их разделение.

Между тем объединяющий принцип существует, и лежит он на поверхности. Это – первичная профилактика ВИЧ-инфекции. Известно, что в своей работе эпидемиологи в качестве отправной точки берут уже зараженного человека: они его находят и пытаются предотвратить дальнейшую передачу инфекции, исследуя его связи. То есть в данном случае речь идет о профилактике вторичной. Но общество, безусловно, заинтересовано в первичной профилактике – в необходимости исключения заражения как такового. И именно для этого работают журналисты, выпускаются многочисленные материалы.

По статистике, до 90% случаев вновь выявленных заражений вирусом иммунодефицита фиксируется среди инъекционных наркопотребителей. Это значит, что здоровое общество не смогло защитить их сначала от наркотиков, а потом и от ВИЧ-инфекции.

Сегодня мы имеем горький «подарок» первой эпидемии – громадные потоки наркоманов, не осознающих своей зависимости от наркотика, и естественно, не мотивированных на лечение. К специалистам они попадают случайным образом – по причине сопутствующих наркомании заболеваний – передозировок наркотических веществ, гепатитов, сифилиса , абсцессов. Пока среди них, уже «зараженных» наркоманией, много таких, кто еще не успел приобрести ВИЧ-инфекцию. Если медики будут понимать, что основная проблема этих больных – наркомания, и что их визит к врачу или попадание в стационар – возможно, уже последний шанс попытаться воздействовать на них , то они постараются предотвратить их заражение смертельной инфекцией, то есть осуществить в отношении них первичную профилактику.

Но такая совместная работа касается специалистов – инфекционистов, хирургов, токсикологов, гинекологов и, конечно, наркологов. Причем же здесь журналисты?

Задача – не из простых

Просветительская работа, с точки зрения 1-го принципа профилактики, должна идти в трех направлениях. Первое – это воздействие на группы риска (в данном случае, больных наркоманией) с целью изменения их рискованного поведения.

Специалистами многих стран давно доказано, что и наркомания излечима (хотя процесс излечения долгий и очень трудный: выздоровление «за один сеанс», разумеется, нереально), и влиять на поведение наркозависимых возможно.

К сожалению, наркозависимые газет и журналов, как правило, не читают, поэтому в этом направлении работы для журналистов скорее всего не найдется. Как не рассчитывают особо на помощь журналистов и на втором направлении просветительской работы – для работников служб здравоохранения и социальной помощи. Тут речь идет о профессиональном образовании, об умении воспринимать наркоманов как тяжело страдающих больных людей и готовности прийти им на помощь.

Но и больные, и медики живут не в безвоздушном пространстве – их окружают родственники, друзья, коллеги –одним словом, то самое население, от знаний, навыков и взглядов которого, в конечном итоге, зависят и судьбы наркозависимых, и ситуация с эпидемией ВИЧ-инфекции.

Работа с населением – вот то третье направление, которое, в общем-то, является самым главным и именно здесь от журналистов, как пишущих для прессы, так и работающих на радио и телевидении, зависит уже очень многое. Что именно?

Конечно, необходимо вновь и вновь информировать людей о путях защиты от вируса иммунодефицита человека, поддерживать соответствующую осведомленность и бдительность. Потребители наркотиков несут опасность заражения не только тем наркоманам, что используют совместно в компании себе подобных один и тот же грязный шприц, – но и своим половым партнерам, часто (по опросам, в 40% случаев) не являющимся наркозависимыми. Здоровый человек должен знать, что такое группы риска и чем опасны для него представители этих групп. Понятно, что риск поведения человека тем выше, чем большему количеству людей он может в случае своей инфицированности эту инфекцию передать. С этой точки зрения, инфицированная проститутка, например, в десятки раз опаснее инфицированной домохозяйки. А инфицированная проститутка, потребляющая наркотики, ведет себя гораздо более рискованно, чем «секс-вумен», не страдающая наркоманией.

Никто не спорит с тем, что здоровые должны уметь сохранять дистанцию между собой и теми, чье поведение несет риск заражения вирусом. Но!

В условиях, когда эпидемия ВИЧ-инфекции развивается на фоне повального употребления населением инъекционных наркотиков, трудно держать эту дистанцию в разумных пределах, не отторгая больных, не сталкивая их на обочину жизни. И тут задача журналиста – помочь людям обрести понимание того, что больной, страдающий наркоманией – тоже человек, к тому же, вполне вероятно, ищущий помощи.

Оберегая себя от вирусов, здоровые члены общества должны стараться уберечь от смертельной инфекции и тех, кто болен наркоманией. Бессмысленно осуждать инфицированного потребителя наркотиков – больной наркоманией все равно не осознает степени своей опасности – надо собственное поведение строить таким образом, чтобы оградить себя от инфекции.

Конечно, наладить разумные взаимоотношения между здоровой частью населения и потребителями инъекционных наркотиков, через которых эпидемия ВИЧ-инфекции прорывается во все слои общества ( половым путем и через медицинские манипуляции) – задача не из простых. Пока отчасти с нею справились лишь жители только некоторых стран Западной Европы. Но, нравится нам это или нет, иной возможности остановить эту эпидемию у нас нет.

Наши дети ни в чем не виноваты

Очень большая проблема – больной наркоманией и его семья, на глазах которой и происходит уничтожение человека наркотиком. По мере распространения эпидемии наркомании таких семей становится все больше, профессиональных служб помощи для них нет, а родственникам наркозависимого очень сложно удержаться от бесперспективной и разрушительной борьбы с больным человеком. Кстати, в этом тотальном разрушении и наркомана, и его окружения и состоит истинная победа наркотика. Масла в этот адский огонь часто добавляют и окружающие потребителя наркотиков люди, если относятся к нему с осуждением или, хуже того, с агрессией.

Между тем, в отсутствие соответствующих служб здравоохранения, именно родственники, способные объективно оценить ситуацию, могут помочь члену своей семьи, употребляющему наркотики и не готовому еще к освобождению от них, хотя бы уберечься от опасных инфекций и не стать источником заражения для других. Подобная стратегия называется «сохранением способности к лечению», и основана она на понимании того, что общество гораздо больше поможет и больным, и себе, если сначала попытается обезопасить наркозависимых от заболеваний, передающихся при инъекционном употреблении наркотиков.

Мы полагаем, что именно обращение к семье, без поддержки которой невозможна никакая профилактика, является областью для эффективной деятельности журналистов. Это работа с родителями наркозависимых, сегодня больных наркоманией, а завтра еще и ВИЧ-инфицированных (вторичная профилактика). Это обращение к родителям еще не наркозависимых подростков (первичная профилактика). Словом, семья – основная целевая группа для журналистов, поскольку в ней – резервуар единственно реально существующих психических и моральных ресурсов, сберечь которые для нас является задачей, по важности не сравнимой ни с какими другими задачами.

Какова же должна быть технология работы? Что мы должны сказать родителям, желая научить их действовать быстро, решительно и разумно? Этой информацией может стать информация об «эпидемических цепочках заражения» сегодня наркоманией, а завтра ВИЧ-инфекцией. Многочисленные и глубоко осознанные примеры судеб сотен и сотен подростков, втянутых в «мясорубку» наркомании, помогут родителям увидеть, насколько «запрограммированно» и «продуманно» действует наркотик. А помочь родителям понять суть заболевания и в каком-то смысле безвинность их детей (разве придет кому-то в голову ругать ребенка за то, что он заразился гриппом, например?!) – значит, помочь им перейти на уровень сострадания, на истинно человеческий уровень взаимоотношений, который, при должном соблюдении «техники безопасности», обеспечит если не излечение их детей от наркомании, то хотя бы невозможность заражения смертельными вирусами.

Освобождение от наркозависимости – нелегкий путь, требующий от человека огромных волевых усилий и страстного желания выздороветь, но в тысячу раз труднее совершить подобный физический и духовный подвиг человеку, узнавшему, что он заражен еще и смертельным вирусом иммунодефицита.

И последнее. Многие врачи, от профессионализма которых зависят успехи медицинского аспекта профилактики ВИЧ-инфекции, являются еще и родителями, дети которых также подвержены опасности наркомании. Так что работа, о которой мы говорили выше, в конечном итоге крайне важна и для специалистов. Возможно, качество их профессиональной работы будет зависеть и от качества работы вашей.

ВИЧем не болеют, а СПИДом не заражаются

Информированность населения приобретает особенно большое значение, если учесть, что реальных служб защиты и здоровых, и наркозависимых людей от ВИЧ-инфекции пока в наших странах, в общем-то, нет.

Вспомним коротко некоторые факты, знать о которых, если вы собираетесь писать по проблемам эпидемии ВИЧ-инфекции, на наш взгляд, просто необходимо.

Вирус иммунодефицита человека передается половым путем, через кровь или от матери к ребенку во время беременности и родов. После периода острой инфекции в течение первой недели (симптомы напоминают грипп) человек не испытывает никаких видимых признаков проявления болезни. Бессимптомный период продолжается от 2 до 20 лет (о большей продолжительности пока говорить невозможно – счет ведется от времени первого обнаружения вируса). В развитых странах этот период значительно длиннее, чем в развивающихся. Но раньше или позже у большинства заразившихся вирус полностью разрушает иммунную систему, и наступает стадия СПИДа, когда инфицированный человек становится восприимчивым к различным инфекционным заболеваниям (например, туберкулезу) или неинфекционным (тут примером может являться рак), приводящим, в конечном счете, к летальному исходу.

Около 3/4 всех случаев передачи ВИЧ во всем мире произошло половым путем, при этом опять же 3/4 от всех случаев половой передачи имели место при гетеросексуальных контактах и лишь 1/4 – при сексуальных отношениях между мужчинами.

Следующим – после полового – важным путем передачи вируса является совместное использование нестерильных игл и шприцев наркоманами при инъекционном введении наркотиков. В среде лиц, принимающих наркотики, ВИЧ способен распространяться очень быстро – Китай и страны Юго-Восточной Азии являют собой пример, когда всего через несколько месяцев после проникновения вируса в популяцию инъекционных потребителей наркотиков, большинство ее членов популяции оказываются ВИЧ-инфицированными.

Основными свойствами, которые отличают ВИЧ-инфекцию от других заболеваний, например, передающихся половым путем, является отсутствие простых и эффетивных лекарств и длительный период времени, в течение которого человек, зараженный ВИЧ, может передавать вирус другим. Из-за того, что зараженный человек обычно в течение нескольких лет не имеет никаких симптомов, ни он сам, ни его сексуальные партнеры (либо партнеры по совместному введению наркотиков) не подозревают о риске заражения. При этом период наиболее активной репликации (воспроизводства) вируса – как раз первые месяцы после заражения (как правило, в это время в крови зараженного еще нет антител, по которым определяется присутствие в организме человека инфекции).

В таблице, которую мы предлагаем вашему вниманию, показывается вероятность заражения ВИЧ-1 на 1 экспозицию (то есть насколько возможно заражение после одного полового контакта или одной инъекции наркотика грязным шприцем и т.д.)

Путь передачи Количество случаев инфицирования на 100 экспозиций

От женщины к мужчине при незащищенном вагинальном сексе 0, 033 – 0,1

От мужчины к женщине при незащищенном вагинальном сексе 0,1 – 0,2

От мужчины к мужчине при незащищенном секске 0,5 – 3,0

При уколе 0,3

Передача от матери ребенку 13 – 48

При переливании инфицированной крови 90 – 100

Как видим, два последних пути передачи наиболее благоприятны для вируса, но их же и легче всего обезопасить. В последнем случае это легко сделать, если службы переливания крови максимально контролируют банки крови, либо создаются банки собственной крови, а лечение ВИЧ-инфицированных беременных женщин современными антиретровирусными препаратами значительно повышает вероятность рождения здорового ребенка.

Главные источники распространения вируса (а значит, и основные направления нашей профилактической работы) – незащищенный секс и частая смена партнеров (сексуальных или при введении наркотиков общей иглой).

Мы должны понимать, что пути распространения эпидемии зависят от степени и характера контактов обычных и пока здоровых людей с представителями групп с поведением высокого риска. Мировой опыт показывает, и нынешний российский это подтверждает, что первыми во время эпидемии ВИЧ-инфекции заражаются лица, практикующие занятия коммерческим сексом без презервативов, потребители наркотиков, использующие инъекционное оборудование совместно со своими партнерами, а также те, кто имеет беспорядочные половые связи.

Как возможно остановить эпидемию ВИЧ-инфекции среди этой группы людей? Добиваться, чтобы представители этих групп риска постепенно меняли свое чрезвычайно опасное с инфекционной точки зрения поведение. Оказывать влияние на больных наркоманией, как уже обсуждалось, способны медицинские работники и близкие наркоманам люди. Ну а тем, кто пока еще стоит на краю наркотической пропасти (в основном, это подростки до 16 лет), способны помочь многие люди доброй воли – педагоги, врачи, журналисты.

Наркоманами не рождаются

Следующие четыре принципа профилактики ВИЧ-инфекции имеют уже непосредственное отношение к потребителям наркотиков. Должны ли о них знать журналисты? Несомненно. Во-первых, для того, чтобы быть максимально компетентными в вопросах о ВИЧ-инфекции и наркотиках. Во-вторых, все разработанные принципы предполагают активную работу здоровых членов общества с потребителями наркотиков, т.е. эти принципы должны быть донесены до всего общества в целом. Наконец, от теоретических знаний до реального воплощения принципов профилактики в жизнь – неблизкий путь, и то, насколько успешно пойдет по нему наше общество, во многом зависит и от журналистов.

2-й принцип, как мы помним, требует обеспечения для наркозависимых легкодоступности социальных служб и служб здравоохранения, занимающихся профилактикой ВИЧ-инфекции. Казалось бы, принцип простой. Но в наших конкретных условиях он превращается в непомерно сложную задачу. Почему?

К сожалению, ранее наркозависимый не считался больным, а потому о службах помощи для него никто не думал. Сейчас мы впадаем в иную крайность – признаем наркомана больным, но при этом больным неизлечимо, т. е. получается, что и помогать ему не надо, поскольку бесполезно.

Безусловно, наркозависимые, зараженные ВИЧ, скорее погибнут от наркотика, чем от СПИДа: средний период жизни наркомана от начала потребления наркотиков до гибели – 4 года, а ВИЧ, как мы знаем, разрушает человека медленнее. Однако, помогая потребителю инъекционного наркотика уберечься от ВИЧ, мы, во-первых, влияем на изменение его рискованного поведения, а во-вторых, подаем ему руку помощи, схватившись за которую, наиболее сильные больные смогут, вполне возможно, вырваться и из наркотической пропасти.

Вспомним, что наши наркоманы – в отличие от американских, средний возраст которых 40 лет – это, в большинстве своем, дети. По результатам опросов, проведенных РОО «Возвращение», в которых принимали участие несколько тысяч наркозависимых, складывается вполне отчетливый портрет больного наркоманией. 40% опрошенных – люди в возрасте 15-19 лет, 50% – 20-29 лет. В 60% случаев стаж употребления наркотиков – менее двух лет. Более 75% наркозависимых употребляют героин, наркотик, почти сразу же вызывающий зависимость. У половины больных – благополучная семья. 40 – 50% опрошенных наркозависимых – безработные. Две третьих из них считают, что лечение им не требуется. Между тем, до 60% наркозависимых заражены гепатитом В, 80% – гепатитом С, причем только половина зараженных знала об этом.

30% наркоманов употребляют наркотики обычно в компаниях с малознакомыми людьми. Чистые шприцы используют …только 10%! Более 50% наркозависимых покупают наркотики «где придется», 35% имеют много случайных половых связей, 40% не пользуются презервативами.

Таковы представители группы риска – по сути, еще дети, которые в условиях нарастающей эпидемии ВИЧ-инфекции непременно заразятся. Если им никто не поможет.

Где же профилактические службы (понятно, что бесплатные, работающие по принципам конфиденциального отношения к получаемой информации) должны располагаться? Прежде всего там, где происходит естественная концентрация наркозависимых – в наркологических диспансерах, в хирургических клиниках, в инфекционных больницах (куда они попадают, например, с гепатитами), в больницах скорой помощи (сюда их привозят после передозировок наркотическими средствами). Конечно, логично располагать службы профилактической помощи в местах оживленной торговли наркотиками или там, где работают представители секс-бизнеса. А к тем, кто никуда пока не «показывается», а «ловит кайф» по подвалам и притонам, специалисты должны идти сами. Вся подобная деятельность составляет 3-й принцип профилактики – активная работа среди лиц, вводящих наркотики путем инъекции.

Ничего подобного у нас пока (за исключением, нескольких робких шагов некоторых общественных организаций, финансируемых, как правило, западными фондами), и поэтому одной из задач журналистики является популяризация в обществе идеи необходимости создания подобной структуры легкодоступных для потребителей наркотиков медицинских и социальных учреждений.

«Снижение вреда» – какого и для кого?

Поскольку в нашей стране нет многоступенчатой системы терапевтической помощи больным наркоманией, нет и традиций обращения пациентов к врачам на ранних стадиях заболевания. Потребители наркотиков приходят в наркологические клиники, как правило, уже совершенно разрушенными. Если они поступают в инфекционную клинику с острыми гепатитами, им оказывают помощь инфекционисты, не думающие о том, что основная проблема их пациентов – наркомания. Если после передозировки наркотиком наркозависимые попадают в токсикологические клиники, их спасают от смерти и через 2-3 дня выписывают домой, в знакомое окружение.

Разработанная на Западе 10 лет назад стратегия «снижения вреда от употребления наркотиков» как раз предусматривает контакт специалиста с наркозависимыми на самых ранних стадиях заболевания, то есть не пассивное ожидание пациента в своей клинике, а активное вмешательство в ситуацию! А поводов для таких контактов ВИЧ-инфекция и вирусы гепатитов В и С предоставляют медикам и социальным работникам более чем достаточно.

Обычно на ранних стадиях заболевания наркозависимый не только не осознает опасности той ситуации, в которой находится, он искренне распространяет свой опыт употребления наркотиков, а с ним и всевозможные сопутствующие инфекции. Поэтому наиболее эффективные программы снижения вреда в мире – это организация пунктов обмена игл и шприцев для активных потребителей наркотиков. 4-й принцип профилактики так и звучит «Обеспечение инъекционных потребителей наркотиков стерильными инъекционными инструментами и дезинфицирующими материалами».

Здесь все логично: если, в основном, заражение ВИЧ-инфекций и гепатитами среди потребителей инъекционных наркотиков происходит через совместное использование игл или шприцев, то необходимо максимально вмешаться в эту ситуацию и заставить наркозависимого пользоваться только индивидуальными и чистыми инструментами. Причем речь идет не о выдаче наркоману чистых инструментов, а об ОБМЕНЕ, что принципиально. Почему?

Во-первых, грязные шприцы, которые могут содержать в себе остатки зараженной крови, необходимо уничтожать. Но главное даже не в этом – программы обмена становятся важным каналом для предоставления наркозависимым информации, консультационных и медицинских услуг. Больной приходит к специалистам в мобильный или в стационарный пункт обмена игл вновь и вновь, и в идеале между ними должен завязаться тот самый диалог, через который и возможно будет влиять на поведение наркозависимого.

Эффективность этих программ многократно доказана европейским опытом, тем не менее в России и странах бывшего Советского Союза мы имеем лишь несколько примеров подобных проектов, осуществляющихся на средства западных фондов, и в условиях достаточно равнодушного отношения чиновников. Кстати, равнодушие – как показывает жизнь, даже более удачный вариант – хуже, когда представители государственных служб, часто как раз ответственных за предупреждение эпидемий, активно противодействуют программам снижения вреда. И тут общественное мнение может иметь первостепенное значение.

Чаще всего подобное противодействие объясняется некомпетентностью и банальным нежеланием делать трудную и хлопотную работу, а прикрывается это нежелание -существующим мнением о том, что «обменивать шприцы – значит, во-первых, легализовать наркотики, даже употребление которых запрещено законом, а во-вторых, способствовать распространению наркомании». И, выходит, что сторонники этого мнения как раз борцы с наркоманией и радетели за здоровье молодежи, а пропагандисты снижения вреда – на самом деле, что ни на есть вредители!

На подобные споры обидно тратить время, ведь противники программ снижения вреда никаких иных, более эффективных, мер противодействия эпидемии не предлагают, и все заканчивается обычной демагогией.

Пока не началась эпидемия ВИЧ-инфекции, затронувшая, прежде всего, потребителей инъекционных наркотиков, не было и заражений через общий грязный шприц, не было и программ обмена шприцев – наркомания же в мире процветала. И нет никаких данных ни в одной стране, где проекты снижения вреда от употребления наркотиков осуществляются уже давно, что предоставление наркозависимым стерильных игл и шприцев приводят к росту употребления наркотиков.

Зато мы располагаем иными фактами: во многих европейских странах действуют так называемые метадоновые программы, являющиеся еще более эффективной формой снижения вреда. Именно об этом говорится в 5-м, последнем пункте принципов профилактики: «Предоставление лицам, употребляющим наркотики, возможности получать заместительную терапию».

Что такое «метадоновая программа»?

В европейских странах стратегия снижения вреда формировалась достаточно долго, и в ее основе лежали наблюдения врачей и статистические данные, которые подтверждали: есть достаточное количество больных, которые сначала не были готовы к отказу от наркотиков, и поэтому никуда не обращались за помощью. Затем они оказались настолько втянуты в наркоманию, что уже не способны жить без наркотиков, и на этой стадии заболевания они, не осознавая опасности, разрушают и себя, и других. Как помочь человеку – в условиях эпидемии смертельных вирусов – изменить свое поведение на более сохранное? Один из ответов на данный вопрос – предоставление заместительной терапии тем больным, кого специалисты многократно пытались, но не смогли вывести из наркотической зависимости .

К наиболее проверенным из замещающих опиоидные наркотики медикаментов относится метадон. В России этот препарат запрещен к применению на территории России, а значит, об эффективности применения заместительной терапии мы опять-таки можем судить лишь по чужому опыту.

Между тем заменители опиоидов (прежде всего, героина) выдаются больным бесплатно, в условиях медицинского наблюдения, в виде микстур, а значит, исключаются инъекции (и вместе с ними – опасность передачи ВИЧ-инфекции и гепатитов), риск передозировки, криминальное поведение. Метадоновые программы улучшают соматическое и психическое здоровье наркозависимых, побуждают их обращаться за помощью в службы здравоохранения.

Таким образом, получается, что именно мы, здоровая часть населения, заинтересованы в том, чтобы наркозависимые, пока не мотивированные на отказ от наркотика, использовали при инъекциях стерильные шприцы, или вообще бы отказались от инъекций. В последнем случае единственное, что можно было бы им предложить – это заместительная терапия.

Заключение

В Европейском регионе Всемирной организации здравоохранения наркозавсимые, использующие наркотики путем инъекции, представляют собой самую крупную группу ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, а практика инъекционного введения наркотиков является основным путем передачи инфекции. Вот почему и были разработаны специальные принципы профилактики ВИЧ-инфекции, основанные на мировом опыте эффективных программ противостояния эпидемии.

Сумеем ли мы этим опытом воспользоваться? Научат ли нас чему-нибудь чужие ошибки? Ответы на подобные вопросы в немалой степени зависят от гражданской позиции журналистов и от того, насколько ответственно относятся они к своему творчеству.

В России эпидемия ВИЧ/СПИДа началась в 1996 году. Сколько лет пройдет до того момента, когда она достигнет последней – генерализованной – стадии, когда инфицированными будут уже более 5% беременных женщин? Существуют различные эпидемиологические модели, которые пытаются прогнозировать количество инфицированных, скажем, через пять лет. «Вилка» в этих показателях достигает десятков миллионов человек, поскольку самой главной неизвестной составляющей таких прогнозов является поведение людей – в первую очередь, тех их них, кто находится в группах наибольшего риска и тех, кто их окружает.

Если различные программы противодействия эпидемии входят в компетенцию правительства, то организация общественного ответа входит в компетенцию журналиста. От попытки правильного понимания негативных последствий, которые в обязательном порядке следуют за эпидемиями наркомании и ВИЧ-инфекции, журналисты могут и должны перейти к попытке активного формирования правильного отношения к проблеме, а значит, и формирования правильного поведения.

И все-таки будем помнить, что даже самое правильное поведение только снижает, но не исключает возможности заражения – особенно в городах с уже развернувшейся эпидемией. Поэтому задача журналистов и чрезвычайно сложная, и долгосрочная – попытаться не допустить заражения людей, а если оно произойдет, помогать инфицированным и прямо, и косвенно – столько лет, сколько будет длиться их борьба со смертельной болезнью.



Source: medznate.ru


Мы в соц.сетях:


Читайте также

Добавить комментарий