Более 20 лет спида

Более 20 лет спида

5 стадия — терминальная, когда наступает смерть от СПИДа.

Содержание статьи:

Сколько лет живут люди со СПИДом?

Сколько можно прожить со СПИДом, зависит от того, на какой стадии было обнаружено заболевание и от того, какое лечение при этом получает человек.

При стадиях СПИДа А и Б продолжительность жизни человека может составлять несколько лет. Все будет зависеть от того, как организм отзывается на лечение, а также от возраста больного и хронических заболеваний.

Известно, что продолжительность жизни при СПИДе у людей, которые проживают в экологически чистой зоне — море, горы, сельская местность — выше, чем у больных, которые проживают в загрязненных крупных мегаполисах.

Сколько лет живут ВИЧ-инфицированные люди без лечения?

Существует группа людей, которые на вопрос «сколько живут больные ВИЧ и СПИДом» ответят, что вирус иммунодефицита — это выдумки, и его не существует. Эти люди называются ВИЧ-диссиденты. Они опасны для общества, потому что, отрицая у себя болезнь, становятся источниками инфекции, не предохраняются при сексе и активно отговаривают других ВИЧ-инфицированных от ВААРТ. Самое страшное, что инфицированные матери ВИЧ-диссидентки, заражают своих детей и не дают им лечиться, обрекая их на смерть.

ВИЧ-диссиденты считают, что «миф о ВИЧ» — это всепланетный заговор врачей и фармацевтических компаний. Отчасти понятно, откуда берутся их заблуждения: латентная стадия ВИЧ может занимать до 20 лет, и при этом человек чувствует себя вполне здоровым. Также ВИЧ-диссиденты заявляют, что раз смерть при СПИДе наступает от инфекционных болезней, которые возможны и у не ВИЧ-инфицированных, то виноват вовсе не ВИЧ.

Однако все их утверждения разбиваются о научно доказанные факты о ВИЧ и СПИДе. Главный из фактов — простой и наглядный: без ВААРТ ВИЧ-инфицированный человек погибает в среднем через 10-12 лет после заражения, а качество его жизни постепенно сильно ухудшается; находясь на ВААРТ, ВИЧ-носитель живет около 30 лет или дольше (в зависимости от того, когда начал принимать лекарства) и его жизнь практически не отличается от жизни здоровых людей.

Подробнее о ВИЧ-диссидентах и их теориях читайте в отдельной статье.

ВИЧ-диссиденты опасны для общества, потому что, отрицая у себя болезнь, становятся источниками инфекции, не предохраняются при сексе и активно отговаривают других ВИЧ-инфицированных от ВААРТ

Так ВИЧ — это смерть или уже нет?

В 2016 году выявили 103 438 новых случая ВИЧ в России. За этой «сухой» цифрой стоят жизни и судьбы, которые разделились на «до» и «после» ВИЧ. Каждого нового ВИЧ-положительного человека волнуют вопросы: «Сколько лет живут с ВИЧ-инфекцией? Как быстро умирают от СПИДа?»

Пока лекарство, которое полностью избавляло бы от вируса иммунодефицита, не изобрели. Единственное средство, которое может продлить срок жизни и годами не давать инфекции переходить в стадию СПИДа — это антиретровирусная терапия.

В экономически развитых странах, где ВААРТ доступна, ВИЧ — больше не смертельная болезнь. Продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных в этих странах приравнена к жизни людей с другими хроническими болезнями — такими, например, как сахарный диабет.

В России с ВААРТ другая ситуация. По сведениям, которые дает Роспотребнадзор, в 2016 году всего 42% от всего числа ВИЧ-инфицированных в стране получали антиретровирусные лекарства. Этого совершенно недостаточно, чтобы сдержать инфекцию. В нескольких российских областях порог заражения превысил 1% населения, что является сигналом о масштабном распространении инфекции.

Сколько живут люди с ВИЧ и СПИДом — никогда нельзя сказать однозначно и для всех. Да, ВИЧ — страшный диагноз, и жить с ним трудно, но возможно. Антиретровирусная терапия, хоть и не может полностью избавить организм от вируса, значительно продлевает срок жизни ВИЧ-положительного человека. Если регулярно принимать лекарства, то можно жить здоровой, полноценной жизнью, а кроме того — снизить риск заражения близких до минимума.

Поэтому, чтобы прожить с ВИЧ долго, крайне важно вовремя обнаружить болезнь и как можно раньше после этого перейти на регулярный прием антиретровирусных препаратов. В этом случае с ВИЧ можно прожить около 30 лет (если основываться на реальных примерах), но, по современным прогнозам, срок жизни людей на ВААРТ ничем не ограничен.

Продолжительность жизни в 20-30 лет, которую озвучивают врачи, связана просто с тем, что ВИЧ — «молодая» болезнь, и пока нет реальных примеров носителей ВИЧ со «стажем» ВААРТ в 40-50 лет. Однако в теории нет никаких ограничений по продолжительности жизни у человека, регулярно принимающего эти лекарства.

Если ВИЧ-инфицированный человек будет регулярно принимать лекарства, то сможет жить здоровой, полноценной жизнью. Антиретровирусная терапия снизит риск заражения близких инфицированного до минимума

polovye-infekcii.ru

Сколько живут люди с ВИЧ и со СПИДом?

Жизнь со СПИДом – характеристика заболевания

Первый случай заболевания был зарегистрирован 25 лет назад и с тех пор недуг забрал огромное количество жизней (около 25 миллионов!). СПИД во всём мире рассматривается, как одна из основных причин смертности, он часто интерпретируется, как самая большая угроза сегодняшнего дня. Поэтому, вполне естественно, что вопрос, сколько живут со СПИДом и ВИЧ-инфекцией, как и прежде, очень актуален.

Это заболевание вызвано проникновением вируса ВИЧ (вирус иммунодефицита человеческого), который проявляется рядом симптомов и инфекционных заболеваний. Это – повреждение иммунной системы человека, которая не в состоянии реагировать на наиболее часто встречающиеся заболевания.

Вирус ВИЧ инфицирует Т-клетки, которые являются структурой иммунной системы, распознающей чужеродные частицы в организме. Они образуются в вилочковой железе и принадлежат к специфическому клеточному иммунитету. При контакте с посторонними веществами вызывают различный сильный иммунный ответ и немедленно запоминают данный антиген. При повторном вторжении Т-клетки чужие соединения распознают и вызывают соответствующий иммунный ответ.

Вирус ВИЧ, в отличие от других вирусов, изменяет структуру поражённых клеток, используя свой собственный код для генетического материала инфицированной клетки. Он становится его неотъемлемой частью. В течение некоторого времени вирус является латентным (т.е. спящим), а затем вынуждает Т-клетки производить больше вирусных частиц, которые попадают в кровь. Так инфицированный человек становится заразным и развивается СПИД.

Эффективность иммунной системы после инфицирования ВИЧ постепенно снижается, и человек становится более уязвимым для различных инфекций и рака.

Люди, инфицированные ВИЧ, не всегда болеют СПИДом. Сообщается, что, примерно, у 20% инфицированных появляются лишь незначительные симптомы, и такой же процент инфекций может пребывать в бессимптомной форме.

В настоящее время говорится о пандемии СПИДа. В 2007 году болезнь убила 2,1 миллиона человек по всему миру, большинство из этих случаев смерти зарегистрированы в Африке к югу от Сахары. Хотя развитые страны ежегодно проводят исследования, направленные на поиск методов лечения и профилактики СПИДа, которые стоят огромных сумм денег, до сих пор нет лекарства или вакцины против этой смертельной болезни, и её частота по-прежнему очень высока. Недуг каждый год поражает многий процент населения планеты, независимо от социального статуса и положения в обществе…

Сегодня при помощи лечения возможно лишь замедлить ход заболевания и улучшить качество жизни людей, пострадавших от ВИЧ. Антиретровирусные препараты, однако, очень дорогостоящие, и во многих странах недоступны (наиболее страдают от СПИДа люди в развивающихся странах).

Несмотря на то, что вирус ВИЧ очень чувствителен и может быть легко обезврежен общими дезинфицирующими средствами и физическими влияниями, существует 3 пути его передачи.

ВИЧ обнаруживается в жидкостях организма, таких как кровь, сперма, вагинальные выделения и грудное молоко. Для передачи инфекции, в здоровый организм должно проникнуть определённое минимальное количество жидкости, которое упоминается, как инфекционная доза.

Риск передачи присутствует при таких обстоятельствах:

  1. Незащищенный половой акт. Этот путь является одним из самых распространённых. Гораздо больший риск передачи ВИЧ-инфекции – от мужчины к женщине, потому что в сперме содержится гораздо большее количество инфекционных частиц, чем в вагинальном секрете, кроме того, женщины более восприимчивы к инфекции. Ранее СПИД обозначался, как болезнь гомосексуалистов, т.к. передача ВИЧ при анальном половом акт является самой простой. Сегодня известно, что рискованным является и нормальный половой акт, и даже оральный секс. Кроме того, наличие других заболеваний, передаваемых половым путём, может повысить риск передачи вируса ВИЧ из-за нарушения эпителиального барьера или возникновения язв на половых органах.
  2. Кровь. Передача ВИЧ через переливание крови в настоящее время, практически, невозможна, так как от 1987 года каждый донор крови специально контролируется. Чаще всего, однако, передача осуществляется путём обмена игл среди лиц с ВИЧ-инфекцией, особенно, среди наркоманов. Также необходимо проявить осторожность при совместном использовании бритвы, зубных щёток и других туалетных принадлежностей. Все хирургические инструменты, соответственно, иглы для татуировки и т.д., должны быть надлежащим образом продезинфицированы, в противном случае, также существует риск передачи инфекции.
  3. От матери к ребёнку. Женщина, инфицированная вирусом ВИЧ может легко передать его ребёнку, либо во время родов, либо при кормлении грудью. Все беременные женщины проверяются на наличие этого вируса, так как, если женщина является положительной, риск передачи может быть уменьшен на 2/3. После рождения этим женщинам не рекомендуется кормить грудью.

Эффективной профилактикой является защищённый половой акт с использованием презерватива.

Прерванный половой акт или использование гормональных контрацептивов не является достаточной защитой.

Всем, кто находится в контакте с ВИЧ-инфицированным человеком, необходимо использовать свои собственные туалетные принадлежности, женщины со СПИДом не должны кормить грудью своих детей.

Несмотря на то, что речь идёт о «современной» болезни, среди населения всей страны распространяется целый ряд различных мифов.

Большинство из них имеет отношение к передаче этой болезни, что делает жизни больных СПИДом часто гораздо более сложными. Многие люди склонны думать, что можно заразиться, например, при рукопожатии, объятиях, во время общего посещения бассейна, использования одного унитаза, при нахождении в толпе с ВИЧ-позитивными людьми, при поцелуе…

В африканских странах, напротив, можно встретиться с суеверием, что половой акт с девственницей может вылечить СПИД, что, вполне вероятно, является одной из причин, почему именно на этом материке болезнь настолько широко распространена.

Точно так же, не является правдой утверждение, что татуировки и пирсинг полностью безопасны и, что болезнь распространяется только среди гомосексуалистов и наркоманов.

Признаки и симптомы СПИДа

Сразу же после заражения вирус ВИЧ, как правило, остаётся в состоянии покоя и, таким образом, не показывает каких-либо симптомов, но это не значит, что на данном этапе он не является заразным.

Через некоторое время, часто по истечении нескольких лет, вирус становится активным. Начинает размножаться и заражать Т-лимфоциты (один из видов белых кровяных клеток), снижая, таким образом, защитные силы организма. Первые симптомы, как правило, включают в себя увеличенные лимфатические узлы в нескольких частях тела (шея, подмышки, паховая область…), лихорадка, воспаление и сыпь. Также может появиться тошнота, рвота, головная боль и боль в мышцах, расстройство желудка.

Во второй фазе заболевания большинство из этих симптомов исчезают, начинается т.н. бессимптомная фаза.

Обычно, примерно, после 10 лет вирус ВИЧ входит в третью фазу (у детей прогрессирование болезни проходит быстрее, чем у взрослых). В этот период иммунная система становится серьёзно повреждённой и легко поддаётся воздействию различных инфекций и онкологических заболеваний.

На четвёртом этапе происходит полное развитие СПИДа.

Атака любым вирусом, бактерией, микроорганизмом или паразитом может привести к смерти. Приблизительно, 35% пациентов страдают от саркомы Капоши, которое является онкологическим заболеванием, проявляющимся пятнами на коже. Риск развития лимфомы (рак лимфатических узлов) увеличивается, примерно, в 100 раз, чем у здоровых людей. У большинства пациентов в ходе болезни возникают неврологические проблемы и типичные для СПИДа чередования периодов улучшения и ухудшения состояния здоровья.

Сколько лет можно прожить со СПИДом и ВИЧ-инфекцией?

Средняя продолжительность жизни людей, инфицированных вирусом ВИЧ без начала терапии оценивается в 9-11 лет. После диагностики СПИДа в областях без хорошей медицинской помощи продолжительность жизни колеблется от 6 до 19 месяцев. Доказано, что метод лечения с использованием антиретровирусной терапии может продлить жизнь ВИЧ-инфицированных людей до 20 лет. Считается, что в последующие десятилетия этот период должен постепенно увеличиваться ввиду проведения научных исследований в этой области.

Несмотря на то, что это – неизлечимая болезнь, она должна быть выявлена на ранней стадии. Это позволит начать своевременное лечение, направленное на облегчение симптомов и продолжение полноценной жизни человека.

Современное лечение ВИЧ-инфекции состоит из высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ), которая применяется с 1996 года и считается очень эффективной.

infeksiya.ru

Люди с ВИЧ – о жизни в Тамбове

Около миллиона россиян живут с диагнозом ВИЧ. В Тамбовском регионе — 1250 человек. Но это лишь статистика, сухие цифры Минздрава. ВИЧ – это судьбы живых людей. Они такие же, как и другие, здоровые. И они, как никто другой, нуждаются в поддержке и помощи. О том, как живут ВИЧ-инфицированные тамбовчане, толерантны ли к ним жители нашего города и почему больным зачастую приходится скрывать свой статус, читайте здесь

«Сначала я пыталась покончить с собой»

Татьяне – 45. Женщина сидит напротив меня во врачебной маске и шапочке. Подобные меры предосторожности, как и вымышленное имя, – непременные условия общения пациента ВИЧ-центра с журналистом. Жить открыто с подобным диагнозом в нашем обществе – дело нелёгкое. Ведь зачастую ВИЧ – это не только неизлечимая инфекция, но и изоляция, агрессия, дискриминация.

Татьяна живёт с ВИЧ уже девять лет. Её заразил муж. Об этом она узнала, когда он умер. Супруг долго болел, скрывая от всех свой страшный диагноз. Лишь после инсульта его, уже парализованного и обречённого на скорый конец, увезла неотложка. При вскрытии обнаружили СПИД. Жена сдала анализы – результат неутешительный. Хорошо ещё, что ВИЧ не заразились дети.

Сначала я пыталась покончить с собой. Потом запила сильно. Психологи поработали со мной, за что им большое спасибо, убедили меня в том, что люди с ВИЧ живут и 20 лет, и больше, и я выбросила все дурные мысли из головы, — вспоминает женщина.

О её недуге знают только родственники и близкие друзья, которые отнеслись к ней с пониманием. «Никто от меня не отвернулся, никто меня и словом не попрекнул, тем более я никакого вреда обществу не приношу. Первой узнала моя близкая подруга. Она сказала, что меня не оставит, будет помогать, что нужно бороться. Коллеги по работе не знают. Но они у меня очень хорошие. Мне кажется, они догадываются, ведь они видели, что я лежу в ВИЧ-центре. Правда, никто мне никаких вопросов не задавал», — объясняет Татьяна.

«Народ у нас, конечно, не толерантный»

Серьёзную поддержку она получает от своих товарищей по несчастью. Со многими из них женщина общается и в ВИЧ-центре, и за его пределами. Татьяна надеется на то, что в будущем учёные смогут найти вакцину от ВИЧ-инфекции.

Особенно жалко больных малышей, которые уже с рождения обречены на адовы муки. А всё по вине их нерадивых матерей, которые могли родить здорового ребёнка, если бы только принимали препараты. Или изобрели хотя бы противовирусные лекарства без побочных эффектов, — вздыхает Татьяна.

Моя собеседница уверена, что надо усилить просветительскую работу, постоянно объяснять людям, как не заразиться, что ВИЧ-инфицированные – такие же члены нашего общества, что не нужно к ним относиться, как к прокажённым. В общем, сделать так, чтобы мифы и страхи уступили место состраданию и доброте.

«Народ у нас, конечно, не толерантный, непонятливый. Наши люди, увы, пока не готовы воспринимать нас без страхов и пренебрежения. Я считаю, что ВИЧ – это не приговор. Главное – не опускать руки. Если серьёзно относиться к своему здоровью, выполнять все рекомендации врачей, вполне можно жить полноценной жизнью. Конечно, иммунная система слабая, мы часто болеем, приходится придерживаться строгой диеты. Хотя среди нас есть и такие, которые самоубийственно относятся к своей жизни, не принимают препараты, не бросают свои вредные привычки. Вот что с такими делать?», — женщина разводит руками.

На мой последний, наверное, самый больной вопрос отвечает после долгой паузы:

Первые годы я к мужу на кладбище не ходила, вообще имя его даже произносить не хотела. А потом стала думать, что хороший он был человек, я счастлива с ним была. Но вот почему он не сказал почему?

Я никого не виню – сам виноват

Анатолию – 36. С ВИЧ он живёт меньше года. Кроме глаз, которые смотрят то на пол, то как-то отвлечённо в мою сторону, я вижу лишь маску. Он просит нашу беседу не записывать на диктофон – панически боится, что каким-то образом о его диагнозе могут узнать коллеги по работе.

Конечно, известие о болезни меня ошеломило, но не шокировало. В какой-то степени я был к этому готов. Достоверно я не знаю, где заразился. Скорее всего, во время совместного употребления наркотиков, — неохотно произносит мужчина.

О том, что он болен, кроме него и врачей знают, лишь мать и подруга. «Отнеслись с пониманием», — Анатолий краток, эту тему развивать он не хочет — «Больше никто не в курсе. Не дай бог коллеги об этом узнают, даже страшно представить их реакцию.

Вообще наше тамбовское общество ещё не созрело, не готово понять и принять таких людей, как я. Это за границей и может быть в крупных городах ситуация другая, у нас до этого далеко. Взять даже мою маму, которая говорит – не приведи господь соседи или знакомые узнают, сразу от нас отвернутся, здороваться перестанут. Так что я до последнего ни с кем не буду откровенничать по этому поводу.

Анатолий утверждает, что ещё не до конца осознал свой статус. Кроме лёгкого недомогания пока вирус о себе не напоминает. Хотя, он уверен, что скоро ему всё же придётся пройти терапию. «Я никого не виню – сам виноват», — мужчина нервно смотрит куда-то в сторону. – «Что мне остаётся делать? Стараться жить обычной жизнью, руки не опускать, лечиться, ведь многие люди живут с этим диагнозом и десять, и больше лет. В общем, ВИЧ – это ещё не приговор».

tmb.news

15 лет с ВИЧ: нижегородка открыто рассказала о своей жизни

В этом году Нижегородская область отмечает печальный юбилей — ровно 20 лет назад в регионе была объявлена эпидемия ВИЧ-инфекции. С тех пор количество ВИЧ-инфицированных людей в регионе только увеличивается, в конце прошлого года этот статус имели 18 502 нижегородца. Медики винят в таком широком распространении преимущественно маргинальную среду — именно в ней тогда, в 90-е, и вспыхнула эпидемия.

Тем не менее сегодня проблема ВИЧ и СПИД давно уже касается всего общества, а не только какой-то его малой части. ВИЧ-позитивные люди живут среди нас, но знает о них мало кто — рассказывать о себе окружающим такие подробности страшно: немало найдется людей, готовых осудить за него. И тем не менее находятся смелые люди, готовые выступать с открытым лицом и рассказывать о болезни, о проблемах, с которыми приходится сегодня сталкиваться. Есть такие смельчаки и в Нижнем – 36-летняя Ольга Кузьмичева делает все, чтобы, с одной стороны, люди как можно больше знали о профилактике ВИЧ-инфекции, а с другой – не боялись своего диагноза, потому что и с ним можно жить. Сама Ольга у знала о своем статусе 15 лет назад.

– Мне был 21 год, восьмой месяц беременности. Пришла в обычную женскую консультацию на прием к врачу, мне сделали анализы и, сказав, что результат какой-то сомнительный, отправили в СПИД-центр. Я шла туда, и у меня даже в мыслях не было, что где-то я могла получить ВИЧ-инфекцию.

Я поднялась на второй этаж, меня провели в кабинет, усадили напротив врача. Он сказал, что у меня ВИЧ, и сразу предложил сделать искусственные роды, умертвить плод и встать на учет. Положил передо мной бумагу, в которой я должна была поставить подпись, что согласна на эти действия. Я не понимала, что от меня хотят, не понимала, что он говорил про ВИЧ-инфекцию, я услышала только, что они хотят куда-то меня увести и лишить ребенка, которого я очень ждала. У меня началась истерика, я отказалась что-либо подписывать и вышла с мыслью, что никогда туда не вернусь. Перед уходом мне были даны лекарства, я попробовала их попить, но мне стало плохо, и я все время думала, что эти таблетки на самом деле мне дали, чтобы навредить моему будущему сыну.

Этот день, как принято говорить, разделил жизнь Ольги на «до и после». До – счастливое детство, любящие родители, пятерки в университете, замужество. А вот после… страх и непонимание.

– Через две недели меня на «скорой» увезли на роды во вторую инфекционную – всех ВИЧ-положительных тогда отвозили именно в эту больницу. Я на тот момент была десятой роженицей с ВИЧ-инфекцией в Нижнем Новгороде. Меня заперли в отдельной палате с решетками. Когда я выходила в туалет, то видела, как там кололись наркоманы.

Ночью меня увели рожать. Акушер был в очках, в рыжей клеенке. Когда врач перерезал пуповину – брызнула кровь, и врач сказал: если я инфицируюсь, я тебя, девочка, из-под земли достану. Через час меня вместе с ребенком перевели обратно в палату. За окном стоял сентябрь, шел дождь, выли какие-то собаки, я лежала и не понимала, что происходит, где я, зачем все это. Единственное, чего мне хотелось, – оказаться дома.

Конечно, о болезни пришлось рассказать родным. Поначалу Ольга смогла открыться лишь собственным родителям, мужу и свекрови. Отреагировали все по-разному.

– Муж сказал, что ничего не произошло, как жили – так и будем жить. Мама долго не верила, думала, что это ошибка, настаивала, чтобы я еще раз сдала анализы где-то в другом месте. Свекровь поначалу боялась, хотела разделить комнаты, вплоть до того, что я буду ходить по одной половице, а они по другой. К счастью, она умный человек и в конце концов изучила множество литературы и разобралась в вопросе. Когда она поняла, что к чему – изменила свое отношение.

Сама я тоже не могла смириться – долго разговаривала с мужем, плакала, хотела повеситься – мне не хотелось жить с болезнью. Больше всего я боялась, что сын тоже окажется ВИЧ-положительным, я думала, что просто не выдержу этого. Через полтора года Илюшу сняли со всех профилактических учетов, сказали, что он ВИЧ-отрицательный. После этого я окончательно замкнулась в себе, ушла в полную изоляцию от всего мира, почти не выходила из дома. Кроме семьи о моей болезни знала только лучшая подруга. Наверное, именно ее оптимизм, ее поддержка и помогли мне в тот период. Иногда я забывала о своих проблемах, иногда опять вспоминала, и в эти моменты мне не хотелось жить. Как-то так и прошли пять лет.

Первый шаг навстречу

Спустя почти пять лет изоляции Ольга начала понимать, что она и ее ребенок – не умерли, а значит, нужно как-то жить дальше. Правда, путь к этому пониманию оказался непростым.

– Мой супруг был намного старше меня, и мы с ним были… разнополюсные. Если я хорошо училась – он учился плохо, если я старалась вести хороший образ жизни – он вел плохой образ жизни. Он начал употреблять наркотики, а я… Я до последнего его спасала. Уговаривала, просила, настаивала. Помню эту банальную и безрассудную мысль, которая тогда пришла мне в голову: попробовать самой и доказать, что это можно бросить.

Безрассудство же и привело меня в тюрьму… Я не жалею о том, что я села. Вот сейчас я уже понимаю, что для меня именно это стало отправной точкой. Именно оттуда я стала понимать, как много на самом деле ВИЧ-позитивных девчонок, которые ничего не знают и у которых такие же проблемы, как у меня.

Поняв, что жить в замкнутом мире ей больше не хочется, Ольга начала узнавать: что же такое ВИЧ-инфекция. Читала литературу, делала конспекты, еще в тюрьме организовала первые курсы взаимопомощи… И, выйдя, продолжила.

К тому моменту в СПИД-центре сменился состав, в Нижнем появились западные компании. В их проектную деятельность входили всевозможные тренинги и обучения – для меня это было важно. Я устроилась на телефон доверия, работала там консультантом, пыталась людям объяснить, что такое ВИЧ-инфекция и как с этим жить. Особенно сложными для меня были люди, которые только узнали о своем ВИЧ-положительном статусе. Наверное, я сама еще не была готова отвечать на многие вопросы.

Я написала сценарий к фильму социальной направленности, о том, как жить с ВИЧ-инфекцией среди людей… Светлана Васильева, режиссер — это она была инициатором съемок. Задала мне вопрос: напишешь? А я никогда не писала, но сказала: напишу!

Села ночью, взяла лист бумаги и стала думать, о чем писать. Вариантов было море, я думала, что можно сделать вот так или эдак, первые полчаса откидывала идеи одну за другой, а потом подумала, что может быть не крутить и написать, как есть.

Этот фильм называется «Письмо маме», он выиграл очень множество конкурсов, и я попала на первую конференцию в Москве, где впервые поняла, как много людей в стране живет с ВИЧ-инфекцией и что они могут улыбаться, смеяться. Я тогда еще не могла преодолеть свои страхи, но я осознала, что нужно дальше продвигать какие-то проекты.

Изменив отношение к сложившейся ситуации, Ольга обнаружила, что 90 процентов людей, работающих в СПИД-центре, – это нормальные, адекватные люди, готовые протянуть руку помощи. Их поддержка, в том числе и моральная, оказалась важна на первом этапе.

Потом уже я набрала багаж знаний, стала понимать, о чем они вообще мне толкуют. А поначалу мы говорили на разных языках. Они пытались донести до меня важную информацию, а я не воспринимала ее, потому что боялась того, что слышала.

Я дружу с людьми, которые работают в СПИД-центре, со многими. За те 15 лет, что я болею, и 10 из них – принимаю активное участие в профилактике, я приобрела точное понимание того, что мне есть куда идти, есть с кем пообщаться, есть люди, которым я могу рассказать о своем опыте. Мне это помогает.

Первое время Ольге не требовались препараты – ВИЧ-инфекция не сразу дает о себе знать. Но в 2009 году она осознала, что стала чувствовать себя хуже…

Начали появляться какие-то заболевания, мне казалось, что сейчас я легко их вылечу, но ничего не получалось. И вот тогда я снова поняла, что не знаю, как быть. Я к тому времени уже много прочитала литературы, проводила тренинги, но тут растерялась. Пришла в СПИД-центр, и мне предложили первую схему таблеток. Я испугалась. Поняла, что назад уже дороги нет, вот теперь – все, вот теперь я пожизненно буду принимать эти лекарства. Повторяла себе одну фразу: только не читай инструкцию, только не читай. Я прекрасно представляла, какие там могут быть побочные эффекты…

Одним из побочных эффектов оказалась очень жесткая депрессия. Я спала почти 24 часа в сутки, все время спрашивала: когда это закончится, когда же меня отпустит. Мне говорили: потерпи. Я терпела, и спустя три месяца все действительно нормализовалось.

Принимать комплекс препаратов нужно было постоянно, и вскоре на это обратил внимание сын Ольги. На тот момент мальчику было 8 лет.

Он подошел ко мне с вопросом: «Мама, ты что, заболела?». Я не знала, как сказать ребенку правду, чтобы не напугать его. Придумала, что случайно проглотила «тамагочи», и чтобы он жил, мне нужно принимать эти препараты. Конечно, это была такая сказка, но она была во благо. Через эти сказки я смогла донести ребенку, с одной стороны, что препараты мне необходимы, а с другой – что ничего страшного не происходит и мама по-прежнему будет рядом, но… но этот тамагочи будет со мной всю жизнь. Я разговариваю с ребенком, предупреждаю, показываю. Главное — быть с детьми честным.

Сейчас у Ольги уже двое детей – оба мальчики, оба ВИЧ-отрицательные и оба счастливые. Старшему уже 14, младшему – 5. Второй муж изначально знал о болезни Ольги, сам предложил жить вместе и попросил родить ему ребенка. Но несколько лет назад он погиб, и теперь женщина воспитывает мальчишек одна.

У мужчин, живущих с ВИЧ, в сообществе есть такая фраза: никогда не отдавайте никому свою женщину, машину и препараты. Отчасти я переняла эту формулировку. Я понимаю, что препараты для меня жизненно необходимы, я должна заботиться о себе, потому что моим детям нужна мама. Кстати, в садиках у детей о статусе моем знали, изначально относились настороженно, но потом мы находили общий язык.

Тогда же, в 2009 году, Ольга открыла благотворительный фонд «СТЭП». Многие проекты направлены именно на профилактику ВИЧ-инфекции.

У нас работали и работают группы взаимопомощи, проводятся акции и тренинги для ВИЧ-позитивных людей, мы стараемся также доносить важную информацию до людей, которые по-прежнему думают, что их это никогда не коснется. Мы проводим акции и марафоны, выступаем с открытым лицом. Поддержка — это очень важно. Знать, что ты такой не один.

Все эти годы мы кричим: узнавайте о ВИЧ-инфекции, узнавайте! Потому что подрастает новое поколение, которое слабо осведомлено об этой проблеме. Нельзя отходить в сторону или думать, что достаточно провести в школе один тренинг или лекцию и можно остановиться на этом. Нет, приходят новые ребята, которым нужно об этом говорить.

Я всегда говорю, что общество должно воспитывать в людях как чувства доброты и толерантности, так и чувство ответственности за свое здоровье и здоровье окружающих. Это такая тонкая грань: не бояться ВИЧ-инфекции и в то же время стараться обезопасить себя. Поэтому, когда я даю интервью или говорю с кем-то, я всегда боюсь перешагнуть эту тонкую грань. Подростки иногда думают: вот, люди же живут, живут счастливо, что тут такого страшного? Любое заболевание – страшное. ВИЧ-позитивные люди знают, насколько это больно быть изгоем, насколько страшно перешагивать через себя и говорить «я есть, я заслуживаю жизни».

При этом Ольга признает, что понимает и тех, кто боится ВИЧ-положительных людей, –слишком уж часто приходилось сталкиваться с безответственным отношением людей к здоровью своему и окружающих. По данным специалистов СПИД-центра, из всех ВИЧ-позитивных нижегородцев лечение получают лишь 23 процента. Остальные просто… не хотят!

С ВИЧ-инфекцией я приобрела некий фильтр. Ты понимаешь, кто настоящий. Кто-то уходил, я их не осуждаю. Но я очень благодарна тем людям, которые остались. Моя подруга не хотела потерять меня как человека, и чтобы продолжать со мной общаться, не создавая дискомфорт ни мне, ни себе, она узнавала, что же такое ВИЧ, как с этим живут. Она крестная моего младшего сына, я – крестная ее младшей дочери. И нашей дружбе уже 20 лет.

Оглядываясь назад, я понимаю, что ничего не дается просто так. Сейчас я благодарна этой ВИЧ-инфекции. 15 лет назад мне казалось, что это конец света, а сейчас я понимаю, как много я приобрела, как много сумела пережить. И сейчас, когда ко мне обращаются за советом, я всегда говорю: ВИЧ-инфекция не дается слабым людям, она дается только сильным, только тем, кто способен это пережить.

spid.center

7 известных людей, живущих с ВИЧ

Мир знает о вирусе иммунодефицита человека уже больше 30 лет. Впервые о нем заговорили массово в середине 80-х годов прошлого века. Все это время ученые бьются над разгадкой его неизлечимости, узнают новые подробности о его поведении в организме человека, подбирают терапию, которая помогает ВИЧ -положительным людям жить полной жизнью.

Уже давно прошло то время, когда ВИЧ заражались люди из социально неблагополучных групп (наркоманы, люди нетрадиционной сексуальной ориентации). Сейчас проблема ВИЧ касается каждого из нас. И об этом открыто заявляют люди, которые имеют вес в обществе, которые борются за права инфицированных людей, не стесняются заявить о том, что ВИЧ — это уже не стигмат и не позорный статус. Это то, с чем нам приходится жить бок о бок каждый день.

1. Экс-министр культуры Великобритании Крис Смит

В 1997 — 2001 годах Крис Смит был министром культуры Великобритании . В это время он уже был ВИЧ-инфицирован. Узнал он о своем статусе в 1987 году. Но открыто заявил о нем только в 2005 году.

— Меня подтолкнуло к этому решению открытое заявление экс-президента ЮАР Нельсона Манделы, — рассказывал Смит британским СМИ. — Он честно сообщил миру о том, что его старший сын умер от СПИДа. Пример Манделы, его призыв бороться с предрассудками всего мира, которые очень сильны в отношении людей с ВИЧ, — все это придало сил и мне.

Благодаря вовремя назначенной терапии и правильному режиму Смит остается в форме и по сей день.

Сын актера Мартина Шина, продолжатель актерской династии, снялся в фильмах «Взвод», «Дух мщения» и «Уолл-стрит» и, конечно, «Горячие головы ». А также в сериалах «Спин-Сити» и «Два с половиной человека», в которых он снимался с 2003 по 2011 год. В 2010 году стал самым высокооплачиваемым телевизионным актером — за эпизод сериала ему платили $ 1,8 млн.

В Голливуде Чарли известен как большой любитель женщин и весьма скандальный актер. 17 ноября прошлого года Чарли Шин во всеуслышание заявил в прямом эфире телешоу, что у него ВИЧ. По его словам, диагноз ему поставили около четырех лет назад. «Мое признание избавит меня от «доброжелателей», которые шантажировали меня ВИЧ-статусом», — заявил он.

3. Американский поэт и композитор Джерри Герман

Автор известных бродвейских мюзиклов «Хелло, Долли», «Молоко и мед». В 2010 году стал лауреатом премии центра Кеннеди за вклад в культуру Америки .

Джерри сейчас уже больше 80 лет. О том, что он инфицирован, узнал в 1985 году. Стал одним из первых, кто не стал скрывать от общественности свой статус, заявив о нем уже в 1987 году.

Все это время Герман проходит антиретровирусную терапию, позитивно смотрит на жизнь и уверяет: «Я — один из счастливчиков, кто выжил и дал возможность людям убедиться, что методы лечения экспериментальными препаратами приводят к успеху».

4. Американский сценарист и писатель Ларри Крамер

Лауреат Пулитцеровской премии, борец за права людей нетрадиционной сексуальной ориентации и ВИЧ-инфицированных, один из самых эпатажных писателей Америки.

Несколько лет назад выдержал операцию по пересадке печени.

5. Баскетболист НБА Ирвин «Мэджик» Джонсон

«Волшебник» Джонсон считается одним из лучших баскетболистов Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) за всю ее историю. За свою 12-летнюю карьеру он ни разу не изменил клубу «Лос- Анджелес Лейкерс ». Команда, в составе которой выступал Джонсон, пять раз выигрывала звание чемпиона НБА. У него лично несколько рекордов ассоциации, некоторые из которых до сих пор не побиты.

В 1991 году 32-летний Джонсон узнал, что у него ВИЧ. Он во всеуслышание заявил об этом по национальному телевидению, с горечью признав, что причиной болезни стала его неразборчивость. Самым страшным моментом в его жизни была дорога домой из клиники, в которой ему сообщили диагноз. Он должен был сказать об этом своей молодой беременной жене.

Джонсон немедленно начал проходить антиретровирусную терапию. Его популярность в то время была так велика , что, несмотря на предостережения врачей, на осторожное отношение других спортсменов, он еще несколько раз возвращался в спорт. И упрямо говорил: «Человек, живущий с ВИЧ, может быть спортсменом. Играть в баскетбол — это не значит заражать всех». И спустя всего год после начала терапии, в 1992 году, — в составе американской команды Dream Team — он выиграл «золото» на Олимпиаде в Барселоне .

В 2002 году врачи сказали, что вирус в его крови снизился до неопределимого! На тот момент это была мировая победа, о которой писали все СМИ, — «Волшебник» Джонсон победил СПИД!»

И хотя спортивная карьера баскетболиста закончилась, он продолжает бороться с развитием ВИЧ-СПИДа во всем мире, уделяет огромное внимание просветительской деятельности, в том числе читает лекции в школах, колледжах и университетах. Защищает права ВИЧ-позитивных людей, активно участвует в благотворительности и уверяет, что позитивный настрой, правильный прием лекарств, диета и умеренные занятия спортом, конечно, очень важны. Но важнее понимать, насколько важны анализы. Понимать, что ВИЧ просто так сам не уйдет, что необходима терапия. И, конечно, поддержка близких.

Кстати, жена, узнав о статусе Джонса, сказала, что они будут бороться и переживут все это вместе. Сейчас у них трое абсолютно здоровых детей.

6. Четырехкратный победитель Олимпиады и пятикратный чемпион мира Грег Луганис

Американец Грег Луганис стал своего рода рекордсменом. Узнав о своем ВИЧ-статусе в 1988 году, этот лучший из прыгунов в воду завоевал еще два олимпийских «золота». Но открыто признался он лишь спустя восемь лет, в 1995 году, выпустив автобиографическую книгу.

После этого признания разразился нешуточный скандал. Дело в том, что на одной из Олимпиад спортсмен разбил голову, прыгнув в бассейн. На тот момент он еще скрывал свой ВИЧ-статус, а значит, мог подвергнуть других олимпийцев опасности. Хотя врачи уверяли, что заражение в такой ситуации невозможно, Луганис несколько раз принес свои извинения в эфире телевидения.

Сейчас Грег Луганис, который уже 18 лет живет со статусом ВИЧ, известен прежде всего как писатель, отличный кинолог и шоумен. В одном из интервью Грег признался, что его частенько накрывает депрессия, но ему помогают бороться с ней собаки. «В один из моментов я понял, что мои депрессивные волны вызывают антиретровирусные препараты. Врач поменял терапию, и теперь, если меня накрывает тоска, я прежде всего начинаю общаться со своими собаками. Мой терьер Ниппер взяла на выставках уже столько золотых медалей, что даже противно. »

Грег Луганис преподает в школе актерского мастерства, снимается в фильмах, играет в театре. Сейчас вирус снизился в его крови до неопределимого.

7. Телеведущий Павел Лобков

В России известных людей, которые открыто заявляют о своем ВИЧ-статусе, не было. Поэтому телеведущий Павел Лобков (экс-звезда канала НТВ , в свое время он вел программы «Растительная жизнь», «Герой дня», «Профессия — репортер» и многие другие), который в прошлом году открыто признался в этом 1 декабря, во Всемирный день борьбы со СПИДом, стал настоящей сенсацией.

Павел рассказал, что узнал о своем ВИЧ-статусе в 2003 году. По его словам, необходимо признать, что в мире, в том числе и в России, очень много ВИЧ-инфицированных. Что статус — это не позорный стигмат, а болезнь, с которой нужно научиться жить, как, например, с диабетом.

ЗНАМЕНИТОСТИ, СКОНЧАВШИЕСЯ ОТ СПИДА

К счастью, сейчас терапия помогает ВИЧ-инфицированным жить полноценно долгие годы. Увы, 20 — 30 лет назад СПИД уносил жизни знаменитых людей, заразившихся ВИЧ случайно. Давайте вспомним их.

Первые слухи о том, что вокалист группы Queen Фредди Меркьюри болен СПИДом, появились еще в 1986 году. Однако официально он заявил о своей болезни 23 ноября 1991 года. И умер на следующий день.

Но его речь стала почти манифестом: «Я говорю о своем СПИДе, чтобы защитить покой моих близких. Пресса должна не муссировать слухи, а сконцентрировать свое внимание на помощи жертвам. Нужно предупредить более широкое распространение болезни, а не травить людей, часто совсем неповинных в том, что они заразились».

2. Артист балета и балетмейстер Рудольф Нуреев

Бывший советский, а потом британский балетмейстер и танцовщик Рудольф Нуреев умер от СПИДа 6 января 1993 года. Но о том, что он болен, узнал еще в 1984 году. То есть за год до того, как анализы на ВИЧ стали общедоступными. О диагнозе ему сообщили в одной из парижских клиник, сказав, что вирус развивается в его организме уже более четырех лет. На тот момент существовали ежедневные инъекции, которые могли приостановить развитие болезни.

Но Нуреев через несколько месяцев отказался от лечения, не выдержав ежедневных уколов. Через четыре года он вновь обратился к врачам, чтобы попробовать новый экспериментальный препарат. К сожалению, он ему не помог. И в 1991 году болезнь начала стремительно прогрессировать. Весной следующего года началась ее последняя стадия. О его болезни знали только самые близкие. До самой кончины многие в его труппе даже не подозревали о диагнозе великого танцора и балетмейстера.

3. Писатель-фантаст Айзек Азимов

Прекрасный американский писатель, один из самых известных гениев научной фантастики, профессор биохимии Бостонского университета стал жертвой переливания крови.

Сейчас это представляется немыслимым — ведь всех доноров в обязательном порядке проверяют на ВИЧ, но в 1983 году, когда Азимову проводили операцию на сердце, о такой болезни многие даже не подозревали.

Гениальный фантаст узнал, что болен ВИЧ, в 1989 году, когда ему проводили анализы, готовя к очередной операции на сердце. Он решил не сообщать о болезни своим поклонникам, чтобы не сеять панику. Айзек Азимов умер в 72 года — 6 апреля 1992 года. Но лишь через десять лет жена писателя озвучила истинную причину его смерти.

Секс-символ 50-х годов, любимец женщин, обаятельнейший актер с насмешливой улыбкой Рок Хадсон известен нам по фильмам «Зеркало треснуло», «Когда приходит сентябрь», «Интимный разговор» и многим другим.

Актер не подозревал о своей болезни, пока в 1983 году у него не диагностировали саркому Капоши (злокачественное заболевание кожи, которое может поражать и внутренние органы, считается наиболее очевидным маркером ВИЧ. — Ред.). Последующие анализы подтвердили диагноз.

Актер рассказал о своем заболевании через два года, в июле 1985-го. И умер спустя два месяца.

5. Супермодель Джиа Каранджи

В 17 лет Джиа бросила семейную закусочную и переехала в Нью- Йорк , намереваясь стать моделью. Она считала, что это ее призвание. И не ошиблась.

Джиа Каранджи стала одной из самых знаменитых и высокооплачиваемых моделей в мире. Извест нее нее, пожалуй, были только Синди Кроуфорд и Клаудиа Шиффер. Джиа первая из моделей снялась обнаженной в фотосессии для журнала Vogue. После чего предложения о работе посыпались сотнями.

Резкий карьерный взлет, многотысячные контракты. И несмотря на все это — одиночество. Оно-то и принесло Джиа в совсем другой мир — ночных наслаждений в известном клубе «Студия 54». Она пыталась забыться. И помогли ей в этом наркотики. Сначала кокаин, а потом и героин. Это стало влиять на ее работу, фотографы замечали, что на площадке она ведет себя не так, как обычно. Но популярность Джиа была в тот момент так велика, что никто не смел делать ей замечания или хотя бы предостеречь от пагубной привычки.

Наркотики сгубили карьеру модели и ее саму. В течение семи лет она безуспешно пыталась бороться с ними. В 1986 году ее сразила жестокая пневмония. Диганоз поставили сразу – «СПИД». К тому времени не только руки, но и спина Джиа были покрыты язвами.

Она умерла в 26 лет на больничной койке, окруженная любовью и заботой родной матери, которая ушла из семьи, когда Джиа было всего 11 лет. И это стало основной трагедией: именно из-за нехватки материнского тепла девушка и пустилась во все тяжкие, пытаясь заполнить пустоту.

Артур Эш — трехкратный победитель турниров Большого шлема. В 1988 году заразился ВИЧ при переливании крови. В 1992 году собрал пресс-конференцию, на которой публично заявил о смертельной болезни.

Скончался 49-летний Эш от СПИДа уже на следующий год после своего признания.

7. Футболист Джейкоб Лекхето

Южноафриканский футболист три года, с 2001 по 2004 год, играл за «Локомотив». Болельщики любовно прозвали его Яшей. В 2004 году он узнал о диагнозе «СПИД». Завершил футбольную карьеру и вернулся на родину, в ЮАР. Хотя официально Лекхето не признался, заявив, что бросает карьеру из-за болезни жены.

Скончался 34-летний Джейкоб Лекхето 9 сентября 2008 года. Власти ЮАР опровергают информацию о том, что причиной его смерти стал СПИД.

Публичные личности, которые поддерживают борьбу с ВИЧ

ВИЧ-положительные, которые борются с этой проблемой, — это лишь одна сторона медали. Множество известных людей поддерживают борьбу против распространения СПИДа и во всем мире, и в России.

Звезды принимают участие в фотосессиях и пропагандируют мысль, что ВИЧ — это не выдумка, это большая мировая проблема, которую нельзя замалчивать, с которой нужно бороться. Как правило, подобные кампании приурочены ко Всемирному дню борьбы со СПИДом, который отмечается 1 декабря. За несколько лет существования подобных акций в России ее поддержали множество известных людей: актриса Марина Александрова , певица Диана Гурцкая, артист балета и балетмейстер Николай Цискаридзе , писатель Мария Арбатова , двукратная олимпийская чемпионка Светлана Хоркина, журналист и телеведущая Елена Ханга и многие другие.

— К сожалению, сейчас это уже реальная эпидемия, — говорил Владимир Познер , который занимается темой ВИЧ-СПИД, уже более 20 лет, в интервью одному из центральных каналов. — И очень важно заниматься профилактикой — не бояться произносить слово «презерватив» в разговоре с 14-летним подростком. Нельзя отрицать, что в этом возрасте у них уже есть половые отношения. И нужно обязательно говорить им об безопасности. Иначе, заразившись ВИЧ в этом возрасте, через 5 — 10 — 15 лет они уже могут болеть СПИДом.

— Нельзя бояться говорить об этой теме, — считает посол доброй воли ООН по вопросам ВИЧ-СПИДа певица и актриса Вера Брежнева . — У нас очень много людей, которые даже не подозревают, что заражены ВИЧ. Обязательно нужно проходить тестирование, сдавать анализы, чтобы знать, что ты здоров. Я это делаю регулярно. Благодаря современной медицине можно фактически остановить ВИЧ на ранней стадии, а на поздней — повернуть его вспять.

В России движение против ВИЧ-СПИДа пока не приобрело таких масштабов, как во всем мире. Его активистами является масса известных людей: основатель компании « Майкрософт » Билл Гейтс , актриса Шэрон Стоун, певец Элтон Джон, актер Руперт Эверетт, певица Энни Ленокс, бывшая модель Карла Бруни — Саркози и другие известные личности.

Многие из них не просто являются послами доброй воли ООН по вопросам ВИЧ-СПИДа, но и активно участвуют в благотворительных кампаниях, сами жертвуют немало средств на борьбу с этим заболеванием.

— Более 15 миллионов жизней спасены благодаря средствам, собранным на лечение ВИЧ американскими налогоплательщиками, — это потрясающе! — говорит ирландский рок-музыкант, вокалист популярной группы U2 Боно, который уже более трех десятилетий занимается сбором средств на борьбу с ВИЧ в странах третьего мира. — Мы не должны останавливаться на этом.

Туберкулез — спутник ВИЧ. Проверяйтесь и лечитесь, не теряя времени!

Главный детский фтизиатр Валентина Аксенова рассказала «КП» о новом эффективном методе обнаружения палочки Коха и о том, какие меры помогут спастись от опасной болезни

ВИЧ – «сказка», которая может убить

На «круглом столе» в Санкт-Петербурге эксперты и пациенты обсудили проблему СПИД-диссидентства

ВИЧ выбирает секс: наше будущее в опасности

Почему нам всем важно знать свой ВИЧ-статус, обсуждаем с экспертами

Кому и чем грозит многоликий гепатит: от желтухи до «ласкового убийцы»

Эксперты разъяснили, чем отличаются разные вирусы одной из «болезней века», и какие из них часто сопутствуют ВИЧ

ВИЧ: как сделать так, чтобы его не было

Вместе с экспертами мы составили наглядную схему: что и в каких случаях нужно делать, чтобы не заразиться ВИЧ [инфографика]

Обязательный учет для ВИЧ-инфицированных: нарушение их прав или спасение от болезни?

Представитель Минздрава рассказал о позиции ведомства по вопросу, который находится на пике обсуждения в СМИ и обществе

5 мифов ВИЧ-диссидентов, из-за которых умирают люди

Разбираем самые опасные и вредные убеждения неверующих

Интервью с директором департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава России Олегом Салагаем

Хочешь уберечься от СПИДа — знай свои права и льготы!

«КП» выяснила, какие меры профилактики и лечения ВИЧ государство гарантирует россиянам бесплатно, чтобы противодействовать распространению опасной болезни в нашей стране

57 положительных тестов на ВИЧ выявили при массовом тестировании в Иркутске

Акцию по тестированию, запущенную Минздравом России, посетило около 2 тысяч человек [видео]

Звездная жизнь: борьба с ВИЧ

Как знаменитые люди узнавали о своем диагнозе [фотогалерея]

Интервью с заведующей отелом эпидемиологии и профилактики центра СПИД Московской области Евгенией Жуковой

В Иркутске прошла Всероссийская акция по бесплатному анонимному тестированию на ВИЧ

Акцию по тестированию, запущенную Минздравом России, посетило около 2 тысяч человек [фотогалерея]

Сюжет о профилактике и лечении вирусных гепатитов

Эфир Life [видео]

ВИЧ: что делать, чтобы продолжать жить

Какие меры нужно принимать, чтобы иметь здоровых детей и прожить столько же, сколько человек, не имеющий диагноза ВИЧ [инфографика]

Сюжет о профилактике и лечении ВИЧ-инфекции

Сюжет телеканала «Звезда» [видео]

Фильм «Тест на ВИЧ. Пройти нельзя откладывать»

Фильм создан при поддержке Министерства здравоохранения РФ [видео]

Стартовала Всероссийская акция по бесплатному анонимному тестированию на ВИЧ

Сдать кровь для проверки можно будет в крупных торговых центрах [видео]

Всероссийская акция «Стоп ВИЧ/СПИД»

К акции, приуроченной к Всемирному дню погибших от заболевания, присоединились многие звезды, публикуя свои фото с хэштегом #стопивичспид в Инстаграмм [фотогалерея]

Интервью с заведующей амбулаторно-поликлиническим отделением центра СПИД Московской области Еленой Ороловой-Морозовой

Интервью с профессором, доктором медцинских наук Игорем Никитиным

Интервью с заместителем главного врача центра СПИД Московской области Григорием Каминским

Эфир телеканала ТВЦ-Настроение [видео]

Интервью с помощником министра здравоохранения РФ Лялей Габбасовой

Возрастная категория сайта 18+

www.kp.ru



Source: radea-linia.ru


Мы в соц.сетях:


Читайте также

Добавить комментарий