Бабушка спид

Бабушка спид


Кому помогают сестры патронажной службы и добровольцы в СПИД-центре

— Оля, в соседнюю палату вчера вечером бабушку привезли, совсем тяжелую. От еды отказывается, только обед сегодня поела. Даже не знаю, что с ней делать. Посмотрите, может чего подскажите? – Эта просьба не вызывала бы удивления, если бы не место – клиническая инфекционная больница № 2, отделение для ВИЧ-инфицированных. Сестры патронажной службы Свято-Димитриевского сестричества и добровольцы не первый год помогают здесь людям, живущим с ВИЧ.

По просьбе жизнерадостной санитарки Наташи сестра милосердия Ольга и добровольцы перешли в палату к бабушке. Александра Никифоровна, 70 лет. Говорит тихо и неразборчиво. Парализованы левые рука и нога.

— Когда будете ее переодевать, снимать одежду, начинайте со здоровой стороны, а одевать – с больной. Если бабушка будет отказывается от еды, главное, чтобы она пила достаточно, — такие советы, осмотрев бабушку, дала Оля Наташе. И можно быть уверенными в том, что даны они не зря — Наташа старается сделать для беспомощных больных все возможное.

Ольга обработала пролежни, образовавшиеся на ноге бабушки, а добровольцы постелили противопролежневый матрас.

Александру Никифоровну привезли в СПИД-центр из другой больницы, где, взяв анализ крови, выявили неожиданный диагноз. У бабушки есть 50-летняя дочь. Это все, что удалось при первом знакомстве узнать добровольцам.

— Конечно, в основном в этом отделении лежат люди 20-35 лет, — рассказывает координатор сестер милосердия и добровольцев в СПИД-центре Ольга Корякина. — Но бывают и исключения. Есть у нас Людмила Прокофьевна, бывшая медсестра. Ее заразил муж, который вел разгульный образ жизни, был инфицирован и 12 лет скрывал это. Что удивительно, когда она ежегодно сдавала анализы, болезни у нее не было. Она заразилась уже после того, как вышла на пенсию. Теперь лечится здесь, а муж в другой больнице.

Антон

Спускаемся на другой этаж. Антону 36 лет, в отделении он уже год — старожил. Не столько потому, что ему необходимо постоянное наблюдение, сколько потому, что идти ему из больницы некуда. Да и идти он не может – Антон ослеп и у него парализовало ноги. А мать и отчим не хотят его забирать. Больница подает на них в суд, а добровольцы службы «Милосердие» ищут для Антона альтернативные пути решения проблемы.

— Понимаешь, отчиму только то и надо, чтоб я здесь лежал. Как я здесь оказался, он мою квартиру и сдал. Мы не можем с ним вместе жить. Он охотник, а я за Гринпис. Ну и много других противоречий у нас…

Антон был автослесарем, потом начал принимать наркотики – перепробовал все варианты. Бросил наркотики – начал пить. А через полгода после того, как завязал, с ним случился приступ. Привезли в реанимацию, матери сообщили, что не проживет и трех дней. Обнаружили ВИЧ и перевели в инфекционную.

— А я вот уже год живу, — радуется Антон. – Ем больничные харчи (надоели они мне, правда, до жути). По местным меркам здоровый – иммунитет 1200 единиц. Это много. Терапию назначают, когда ниже 300 опускается. Я тут уже все знаю. Если начну ходить – пойду сюда работать, заведующим отделением, — шутит он.

Антон любит, когда приходят добровольцы. С ними можно и поговорить, и телефон попросить, чтобы позвонить маме, и вымыться помогут.

— Здесь нужна самая разная помощь, — рассказывает о служении добровольцев помощник координатора Олег Малахов. – Мы моем больных, переодеваем, помогаем им разобраться в тумбочке, кормим. Сестры милосердия обрабатывают пролежни. От многих людей, которым ставят диагноз ВИЧ, отказываются родственники, и им особенно тяжело без поддержки. Для них важно, чтобы кто-то с ними поговорил, поддержал.

Сева

Сева жила в Узбекистане. В 16 лет вышла замуж за мужчину, который вскоре стал крупным руководителем в компании, занимающейся сотовой связью. Он хорошо обеспечивал свою семью. Рождались дети – с появлением каждой дочки улучшались и условия жизни: были приобретены дом, машина. А когда у Севары родилась третья малышка, случилось несчастье – ее мужу было нанесено 17 ножевых ранений. Чудом он выжил, Сева ухаживала за ним полгода.

Прежнего достатка в семье уже не было, и Сева пошла работать учителем физкультуры в школе. Тут хорошая знакомая и предложила поехать в Москву, работать в магазине, даже дала телефон его хозяина. Сева оставила детей маме и отправилась в путешествие за деньгами.

Не сразу выяснилось, что никакого магазина у Ибрагима нет, а торгует он женскими телами. В один из дней Ибрагим намекнул, что жилье и еда стоят денег, поэтому теперь надо делать то, что он попросит. Он отобрал у Севы документы и запер ее в квартире, куда он регулярно привозил минимальную еду и откуда забирал женщин «на работу». Никаких денег Сева своей семье отправить не могла, зато Ибрагим зарабатывал за ночь до 70 тысяч рублей.

Однажды Ибрагим сильно избил Севу. В тот же день ее сняли ребята на своей квартире. Севе было так плохо, что они ее не стали трогать, а утром отпустили. Севе как-то удалось забрать свои вещи из квартиры-притона. Поскольку идти она не могла, она остановила такси. За рулем был таджик, которому она поведала свою историю. Он позволил ей жить в квартире, где ютилось еще 15 его сородичей. Поняв, что состояние Севары не улучшается, через 2 дня таджики вызвали «скорую». В Боткинской больнице обнаружили переломы ребер, жидкость в легких и ВИЧ.

Севе было плохо. Она не хотела есть. Чтобы хоть немного ее порадовать и пробудить аппетит, добровольцы покупали еду в восточном ресторане «Урюк». Полтора месяца Сева не ходила, но при этом умудрялась строить всех в отделении. Как позже выяснилось из присланной характеристики, на родине она тоже не была спокойным человеком.

Сева лечилась, а добровольцы думали, куда она выйдет из больницы, куда пойдет без документов. Олег Малахов и Аня Валиева принялись за устройство севиной судьбы. Удалось восстановить документы, оформить визу, очень помогла в этом советами и своим участием сотрудник группы помощи бездомным в московских больницах Елена Вячеславовна Петровская. Поскольку Севу выписали раньше того, как было завершено оформление документов, Севу временно поместили в центр социальной адаптации «Люблино». Оставленные у таксиста вещи она перевезла туда. В день отлета Сева сидела перед своими огромными чемоданами, которые превышали допустимый вес багажа, и раздавала бездомным не нужные ей кофточки и юбочки.

Олег поддерживает связь с Севой, отправляет смски, иногда звонит.
Один раз он застал ее на дискотеке. В другой раз она сказала, что от таблеток ее тошнит, и она не хочет их пить, что соскучилась по Москве.

Олег ей ответил:
— Если что, встретим тебя в этой больнице.

Надя

Красавица Надя осталась такой и в больнице. Заходивший к ее соседке следователь даже удивлялся: «Какая красивая девушка здесь лежит!».

Шестнадцатилетняя уроженка Харькова, бежавшая вместе с мамой в Москву от выпивавшего папы-боксера, быстро поняла, как в этом городе легко заработать много денег. Она знакомилась с богатыми мужчинами и жила при них. Когда это началось – мама проглядела, а потом не стала возражать, а уехала на Украину, куда дочь регулярно пересылала ей средства.

Через 10 лет такой жизни Надя попала в больницу с жалобами на головную боль. Томография показала много пятен в голове, а анализ крови – ВИЧ, перешедший в стадию СПИД. Девушка была больна 5 лет и ничего не подозревала – на легкую простуду она не обратила внимания, а серьезные проявления начались только сейчас.

В больнице Надя была рада встрече с добровольцами. Она не знала, как их благодарить, когда ее первый раз помыли. В больнице она впервые исповедовалась и причастилась.

Поиски Надиной мамы были затруднены тем, что в больнице у ослепшей девушки украли телефон. Чтобы найти контакты мамы, Ане Валиевой пришлось отправиться на прежнюю Надину квартиру. Там удалось найти записную книжку, но хозяева, которым задолжала квартирантка, просили за нее выкуп – 100 тысяч рублей. Аня начала объяснять, зачем нужна записная книжка, когда она произнесла слово «ВИЧ», книжку ей быстро отдали и не захотели больше ничего слышать о Наде.

Мама приехала к больной дочери и занялась оформлением документов. Надя поправилась, начала вставать. Ее выписали. Доброволец Люда Сизова сажала их на поезд до Харькова.

Сейчас они снимают комнату в коммунальной квартире, Надина мама продает на рынке яйца, за что получает 15 гривен в день. Живут трудно, но Надя сильно изменилась. Теперь она ценит жизнь. А врачи, которым Надя через добровольцев передает поклон и благодарность, удивляются: «Как! Она до сих пор жива и даже видит!»

Ирина РЕДЬКО

В ИКБ №2 сестры милосердия патронажной службы Свято-Димитриевского сестричества помогают больным с ВИЧ. Они привлекают к этому служению добровольцев службы «Милосердие».

Вы можете поддержать труд патронажных сестер, переведя пожертвование любым удобным вам способом.

Если вы хотите стать добровольцем службы «Милосердие», мы ждем вас каждое воскресенье в 11.45 по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, дом 8, корпус 12, (метро «Октябрьская» — кольцевая). Телефон для справок: 972-97-02



Source: www.miloserdie.ru


Мы в соц.сетях:



Добавить комментарий