Антон красовский болен вич или нет

Антон красовский болен вич или нет

Журналист Антон Красовский рассказал о своем ВИЧ-статусе

прочитала сегодня на “Дожде”

Журналист и директор фонда «СПИД. Центр» Антон Красовский рассказал, что в 2011 году у него диагностировали вирус иммунодефицита человека. Об этом он рассказал в интервью изданию Zag.

«Я сам живу с ВИЧ с 2011 года, и я сам прошел через все эти унижения и ад, через которые проходят все обычные люди», — сказал Красовский.

Также в интервью он заметил, что считает, что государство спровоцировало эпидемию наркопотребления, «которая привела в итоге к эпидемии ВИЧ».

Красовский считает, что открытость — главный способ и защиты от ВИЧ, и помощи людям с ВИЧ-положительным статусом.

 «Если ты открыт сам миру со своими проблемами, мир откроется для [решения] твоих проблем тебе навстречу, просто надо быть готовым открыться», — сказал Красовский.

В начале 2013 года Антон Красовский совершил камин-аут и лишился работы на телеканале KontrTV. Он исчез из эфира после фразы “Я – гомосексуал. И я такой же человек, как вы. Как наш президент, как премьер, как и другие люди в АП  или правительстве...”. Вскоре был закрыт и сам телеканал.

В 2015 году Антон Красовский создал НКО Фонд СПИД.Центр для помощи людям, живущим с ВИЧ.

“…Фонд СПИД.Центр – не сборище, не банк и не религия. Это место, которое мы строим, чтоб дожить до будущего...” – написал Красовский, объясняя цели своего проекта.

В январе 2015 года о жизни с ВИЧ-инфекцией рассказал известный журналист Павел Лобков. Он также является одним из членов попечительского совета СПИД.Центра.

Это интервью Антона от 03 октября 2016, где он рассказывает о проблемах ВИЧ в нашей стране и о самой сути явления.

«Это вы — эпицентр эпидемии ВИЧ и наркомании»

Интервью с руководителем организации СПИД.ЦЕНТР Антоном Красовским

Каково жить с ВИЧ в России и кто в ответе за эпидемию — в интервью без купюр на «URA.Ru» (Екатеринбург).

— Антон, вы возглавляете некоммерческую организацию СПИД.ЦЕНТР,  помогаете ВИЧ-положительным людям, их семьям и врачам тем, что «выносите сор из избы»: говорите о том, о чем все предпочитают молчать — о СПИДе, о ВИЧ. Как вы думаете, почему Россия впереди планеты всей по скорости распространения ВИЧ? Что с нами не так?

— На самом деле, проблема ВИЧ существует повсеместно. Но у нас она в запущенном состоянии, потому что сейчас не ВИЧ — главная проблема России.

Победить что-либо — бездорожье, провинциальность, агрессивность нашу и тот же ВИЧ в нашей стране можно, только победив русскую депрессивность. Тут никто не хочет работать, потому что всем грустно. Потому что ни у кого не осталось надежды. И эту безнадегу люди пытаются побороть наркотиками и бухлом.

И даже если ты не хочешь бухать, вот не лезет больше, то тебе все равно совершенно нечем заняться. И это все не потому, что нет денег. Денег и надежды нет потому, что в России людям наплевать на самих себя. Употребляют они наркотики или нет, ВИЧ-позитивные они или нет, женщины они, мужчины, дети, геи, гетеросексуалы, таксисты, министры… Им всем наплевать на свою жизнь. В России нет никакого стимула жить долго, жить хорошо и жить честно. Тут важно прожить ярко. Потому что окружающая среда — это 50 оттенков серого. Так что нечего удивляться, что люди колются и не предохраняются.

— Вы работаете в этом поле более двух лет, есть успехи. Например, вас номинировали на премию «Сделано в России» за ваш СПИД.ЦЕНТР. Но наверняка были и поражения. Что не получилось, не случилось и почему?

— Сама жизнь в России — это поражение. Вот как человек от рождения грешен, так же родившийся в России — с рождения проигравший. Всю свою жизнь я борюсь с этим своим поражением, пытаясь доказать, что проигравшие люди тоже имеют право на существование. Поэтому в последние два года я проигравший вдвойне. Например, мне не удалось ничего сделать для строительства большого клинического центра для людей, которые живут с ВИЧ в России. Потому что, если бы я был симпатичным, тихим, вежливым и очень талантливым народным артистом России и меня за какую-нибудь роль любил бы лично Владимир Владимирович Путин, то у меня были бы возможности построить и больницу, и театр, и коттеджный поселок в придачу вне зависимости от желания каких-то людей вокруг. Но я, к сожалению, не народный артист, не тихий, не договороспособный и меня, думаю, Владимир Владимирович даже не знает. Поэтому мне не удалось этого сделать, это мое личное поражение.

— Кажется, что чувство пораженчества очень распространено среди самих ВИЧ-инфицированных. Мне жаловались специалисты, что часто люди узнают о своем статусе и элементарно не встают на учет, за ним надо бегать, уговаривать лечиться. Они сознательно убивают себя?

— Да, это нормально. Это не только в России происходит. Половина людей, сидящих на наркоте, вообще в ВИЧ не верят и о нем не думают. Им вообще на это наплевать. Ну, а с другой стороны — посмотрите на мужчин старше 45 лет в России, у которых нет никакого ВИЧ: у всех гипертония, давление 160 на 100, и они все бухают и курят. Почему они вас не удивляют, а вот эти наркоманы, которые сидят непонятно на какой игле, и у них уже от «крокодила» все ноги опухшие, они вас удивляют? Почему наркопотребитель должен хотеть жить больше, чем среднестатистический глава сибирского райцентра? Для этого и нужны такие НКО, как наша, чтобы людям, потерявшим не то что веру в жизнь, а вообще саму жизнь, помочь. Чтобы доказать им, что жизнь где-то рядом.

— Бывает же такое, что человек ведет здоровый образ жизни, занимается спортом и вдруг узнает, что он ВИЧ-положительный, и не идет лечиться?

— Бывает. Это вторая тема ВИЧ, которая не связана непосредственно с Россией, но в России ее больше, чем в цивилизованном мире. Это стигматизация. Болеть ВИЧ — очень неудобно. Например, если ты спортивный и богатый человек, и у тебя обнаружили гипертонию, ты можешь пойти в прекрасную клинику за деньги, и там тебя, нае*** [обманув], конечно, немного подлечат. А с вичухой так не получится. Ты должен реально пойти в государственную больницу, постоять там денек в толпе… И больше туда не пойти. И умереть. Я такие случаи видел.

— То есть в итоге убивают себя из-за чувства стыда?

— В России, даже будучи богатым человеком, ты не можешь наладить себе нормальный быт. Человек попадает в эту систему и не понимает, как ему дальше жить, и просто забивает на это. Я не знаю, как это происходит в Екатеринбурге или Челябинске. Но в Москве и Подмосковье это все происходит довольно некомфортно. Человек приходит в эту больницу, в регистратуру фиг дозвонишься, толпа на четыре часа, и как вообще быть, к какому врачу идти, каких тебе таблеток дадут, а может и вовсе не дадут — ничего не понятно.

отому, что принято считать, что ВИЧ болеют наркоманы, и с ними так можно?

— Это потому, что людям, которые занимались и занимаются этой проблемой в государстве, было на это наплевать, и потому, что начальство лично никогда не имело к этому отношения. Начальники у нас всегда болеют кардиологией, поэтому в Москве несколько огромных кардиологических центров. На хрена они нужны? При этом ни в одном из них не делают операцию хоть частичной сложности, которую делают в любой больнице любого штата США. Зато в Московской области, например, нет ни одной гнойной хирургии. Человека порежут ножом, у него нагноение, а везти его некуда. Сепсис, и — досвидульки.

— Как журналисты в России должны говорить о ВИЧ, чтобы быть услышанными?

— Честно. По отношению ко всем. И для всех. Есть некоторое количество табу с разных сторон. Например, давайте не будем завышать официальные цифры, иначе вообще не будут об этом говорить. Или давайте не будем говорить об эпидемии среди геев, потому что они и так стигматизированная группа. Или давайте не будем говорить, что наркопотребители — основной движок эпидемии, потому что никто себя с ними не ассоциирует, и никто не будет проверяться на ВИЧ. На самом деле, давайте будем.

Вот вы не говорили об эпидемии среди геев, и на протяжении 15 лет никто не проводил с ними целенаправленную работу. Поэтому сейчас у нас от 17 до 20% всех геев в Москве — ВИЧ-плюс. Думаю, что скоро будет и под четверть. Потому, что «мы не будем об этом говорить». И то же самое с наркопотребителями.

Они веерно переходят от внутривенных к нюхательным наркотикам, перестают заражаться через кровь, зато поголовно — через половые контакты. Был переход с «крокодила» на спайсы, и огромное количество неинфицированных молодых женщин стали ВИЧ-плюс. Потому что ты не видишь с лету, в каком состоянии человек находится, и насколько он уже убитый наркоман. А молодая женщина в России — такая же уязвимая группа. Потому что она полностью во власти мужика, она стопроцентно зависит от его желания, прихоти. Она воспитана ему доверять. И об этом всем надо говорить.

— Что нужно знать о ВИЧ в России, чтобы что-то изменить?

— Например, в Америке это чисто гейская тема. Там эпидемия сконцентрирована в этой группе. Плюс случайно оказавшиеся в этом поле женщины, заразившиеся через бисексуалов, трансгендеры и сейчас еще небольшая, но растущая группа чернокожей наркомании. А в России это чистой воды наркопотребление. Вот ты понимаешь, что у тебя депрессивный регион, там наркоманы, и ничего не хочешь с этим делать. Ты публично отказываешься от заместительной терапии, потому что проще приковать человека к батарее, чем потратить полбюджета федерального округа на программы снижения вреда, лоббирование метадона, на социальных работников, возрождение села, а главное, на программы занятости для молодежи.

«А сделайте хотя бы, как я! — говорит Евгений Ройзман. Да не надо делать хотя бы. Надо делать, как во всем мире делают и побеждают. Не побеждают наркоманию насилием. Побеждают ее огромными тектоническими изменениями в собственном сознании. И в сознании региона.

Побеждают ее, когда врачи умеют доказывать полицейским, что метадон лучше героина. Если же врачи соглашаются с полицейскими, что пусть все идет, как идет, пусть уж лучше герыч, то нельзя победить ни наркоманию, ни ВИЧ. Сейчас на меня набросятся все свердловчане. Будут меня обвинять в том, что я ни черта не понимаю в ваших проблемах, в специфике. Некоторые, как они любят, скажут, что я у них на разогреве. А на самом деле это вы на разогреве у всей страны.

Это вы — эпицентр эпидемии ВИЧ и наркомании. И это ваша вина. Ваша. Вы там живете. Вы либо ничего не делаете, либо делаете все не так. И в конце концов эти сотни тысяч людей, живущих у вас с ВИЧ, должны были бы стать для вас доказательством. Но — уверен — не станут.

И вы продолжите приковывать [наркоманов к батареям], а уральцев с ВИЧ станет миллион.

Антон Красовский. Биография

Российский журналист, телеведущий, литератор, публицист, критик. Главный редактор и соведущий общественно-политического шоу НТВшники на канале НТВ. Возглавлял службу специальных проектов и PR в журнале Harper’s Bazaar и службу маркетинга и PR компании Pynes&Moerner, был издателем журнала Wallpaper, постоянный автор мужского журнала GQ.

Родился 18 июля 1975 года в городе Подольске Московской области.
В 1992 году окончил школу № 633 г. Москвы.
В 1999 году окончил Литературный институт имени А. М. Горького, где изучал поэзию.

Будучи студентом, в 1996 году начал работать на НТВ шеф-редактором программы «Книжные новости». В 1997 году Красовский становится театральным обозревателем журнала «Вечерняя Москва». Работал в издательском доме «КоммерсантЪ», интернет-портале «Яндекс», издательском доме Independent Media, так же был театральным обозревателем «Независимой газеты» и редактором культуры журнала Vogue.

В 2003 году возглавил службу специальных проектов журнала Harper’s Bazaar, в 2005 становится издателем журнала Wallpaper, позже 2 года возглавляет медиа-отдел консалтинговой компании Pynes&Moerner.

 2007 годы был редактором справочника «100 лучших ресторанов Москвы».

Активный пользователь социальных сетей, имеет аккаунты в Twitter, Facebook, LiveJournal.

В 2008 году большой резонанс в среде блогеров LiveJournal вызвала полемика Красовского и Вероники Белоцерковской. Причиной послужил довольно резкий отзыв, написанный Красовским о московской версии журнала Собака. Ру и его создателях.

С 2009 по февраль 2012 года работал главным редактором программ «НТВшники» и «Музыкальный ринг НТВ» на канале НТВ.

В сентябре 2011 года принял участие в образовательном проекте «MadeinKazan» — «Расширяй Горизонты-3», вместе с Софико Шеварнадзе, Игорем Чапуриным, Эвелиной Хромченко, Владимиром Долговым и другими.

28 декабря 2011 года в рамках избирательной кампании по выборам Президента России Красовский возглавил предвыборный штаб кандидата Михаила Прохорова.

Наряду с писателем Сергеем Минаевым и бывшим продюсером «Comedy Club» Артаком Гаспаряном. был создателем телеканала «Kontr TV», 11 декабря 2012 года газета «Коммерсантъ» сообщила о том, что согласно данным налоговых служб, 100-процентным учредителем телеканала является фонд «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ), созданный по инициативе администрации президента, а возглавляемый бывшим заместителем главы управления внутренней политики президента Дмитрием Бадовским. Покинул телеканал в январе 2013 года .

С декабря 2016 года вместе с Сергеем Минаевым вёл Telegram канал «Анчоусы и маргаритки», в июне 2017 года ставший еженедельной программой”, транслирующейся на YouTube и в соцсети ВКонтакте. Первый выпуск программы оказался скандальным — подписчики публичных страниц Алексея Навального и Алишера Усманова во Вконтакте, которых обсуждали в премьерном выпуске, получили push-уведомление о начале трансляции шоу, представители соцсети объясняли случившееся сбоем.

Является директором благотворительного фонда «СПИД.ЦЕНТР», который занимается проблемами распространения ВИЧ-инфекции и помощью людям с этой болезнью

С ноября 2017 года — ведущий развлекательной программы «Можем повторить!» на телеканале «Пятница!», которую ведёт вместе с Ксенией Собчак



Source: www.spletnik.ru


Мы в соц.сетях:



Добавить комментарий